Турист Константин (vladkonst)
Константин
был вчера 23:00
Фотоальбом

Музей народов Приморья в поселке Уемский

Жизнь, быт, рабочие будни русских поморов — любопытная тема для каждого, кто отправляется путешествовать по Архангельской области. Само собой, что тема эта неисчерпаемая. Но первые представления можно получить в музее, полное название которого звучит так: «Музей народных промыслов и ремесел народов Приморья». Располагается он в поселке Уемский Приморского района, совсем рядом с областным центром. В самом Архангельске подобного музея нет. Нет его и в Холмогорах — старой столице Поморья. Интересные экспонаты предоставляет музей в селе Ломоносово, но все-таки жизнь и труд поморов это далеко не главная его тема. Экспозиция в Уемском музее, таким образом, одна из лучших, хотя она тоже может показаться неполной. Думается, сама жизнь поморов после революции и коллективизации изменялась так быстро, что старая вековая культура исчезла буквально за несколько десятилетий. А когда спохватились и стали собирать ее образцы, многое уже безвозвратно исчезло.

В славный город Архангельск поезд привез нас утром в воскресенье. Это был одиннадцатый день путешествия. Хотелось, конечно, сразу начать знакомиться с городом, о котором наслышан каждый россиянин. Но с этим пришлось повременить. Следующий день — понедельник, как известно, не самое удобное время для посещения музеев. Многие из них закрыты, что приходиться учитывать при составлении планов. Вот и мы, оставив свои чемоданы в камере хранения, сели возле вокзала на 104 автобус и поехали сначала в Уемский, а потом еще дальше — в Малые Корелы, где располагается Музей деревянного зодчества. Но в чисто познавательном плане такое начало вполне логично. Прежде чем осматривать современный город, мы смогли увидеть, как протекала жизнь здешних обитателей в прошлом.

Среди главных занятий поморов основными были лов рыбы и зверобойный промысел. И в том и в другом нельзя было обойтись без лодок и кораблей. На этой дореволюционной фотографии - поморские суда на Рыбной пристани в старом Архангельске.
Среди главных занятий поморов основными были лов рыбы и зверобойный промысел. И в том и в другом нельзя было обойтись без лодок и кораблей. На этой дореволюционной фотографии - поморские суда на Рыбной пристани в старом Архангельске.
Поселок Уемский (тогда деревня Уймы) тоже имел свою пристань. На фотографии пароход "Великий князь Владимир" на зимовке у деревни Уймы под Архангельском.
Поселок Уемский (тогда деревня Уймы) тоже имел свою пристань. На фотографии пароход "Великий князь Владимир" на зимовке у деревни Уймы под Архангельском.
Зверобойным промыслом на Белом море занимались еще в древности. Исстари охотились на гренландского тюленя, нерпу, морского зайца, белуху и моржа.
Зверобойным промыслом на Белом море занимались еще в древности. Исстари охотились на гренландского тюленя, нерпу, морского зайца, белуху и моржа.
Традиционный морской промысел разделялся на береговой и судовой. Судовой промысел осуществлялся на островах Шпицберген, Земля Франца-Иосифа и Новая Земля с применением крупных судов. Береговой вели с помощью небольших лодок-ледянок или торсовых карбасов. При появлении морского зверя промышленники выходили на лед, по которому тащили санки на специальных лямках, а разводья преодолевали на веслах. Когда приходилось ночевать на льду, на лодку натягивалась парусина.  Лов рыбы по открытой воде осуществляли преимущественно неводами. На один невод приходилось два карбаса с тремя рыбаками  на каждом. Один из артельщиков стоял в носовой части и шестом нащупывал косяк сельдей. При обнаружении косяка между баркасами выметывали невод и растягивали его.  Некоторое время лодки двигались параллельно, а когда снасть наполнялась рыбой, то съезжались и выгружали улов. Поморский карбас, построенный в 1900 г.
Традиционный морской промысел разделялся на береговой и судовой. Судовой промысел осуществлялся на островах Шпицберген, Земля Франца-Иосифа и Новая Земля с применением крупных судов. Береговой вели с помощью небольших лодок-ледянок или торсовых карбасов. При появлении морского зверя промышленники выходили на лед, по которому тащили санки на специальных лямках, а разводья преодолевали на веслах. Когда приходилось ночевать на льду, на лодку натягивалась парусина. Лов рыбы по открытой воде осуществляли преимущественно неводами. На один невод приходилось два карбаса с тремя рыбаками на каждом. Один из артельщиков стоял в носовой части и шестом нащупывал косяк сельдей. При обнаружении косяка между баркасами выметывали невод и растягивали его. Некоторое время лодки двигались параллельно, а когда снасть наполнялась рыбой, то съезжались и выгружали улов. Поморский карбас, построенный в 1900 г.
Остатки санок.
Остатки санок.
Орудия зверобойного промысла. Справа - копье с древком. Слева - багор норвежского образца.
Орудия зверобойного промысла. Справа - копье с древком. Слева - багор норвежского образца.
Лямка для перетаскивания туш.
Лямка для перетаскивания туш.
На карбасе находилась артель в составе 4-5 человек. У каждого промышленника были валенки («катанки»), кожаные сапоги («бахилы»), длинная меховая рубаха мехом вовнутрь («малица»), короткая меховая рубаха мехом наружу («олений совик»), меховое одеяло («одевальница»), шерстяные чулки, рукавицы. Бахилы (сапоги). Кон. XIX в.
На карбасе находилась артель в составе 4-5 человек. У каждого промышленника были валенки («катанки»), кожаные сапоги («бахилы»), длинная меховая рубаха мехом вовнутрь («малица»), короткая меховая рубаха мехом наружу («олений совик»), меховое одеяло («одевальница»), шерстяные чулки, рукавицы. Бахилы (сапоги). Кон. XIX в.
Лопатки. Шаблоны для плетения сетей. Снизу - иглы для плетения сетей.
Лопатки. Шаблоны для плетения сетей. Снизу - иглы для плетения сетей.
Кухтыли - стеклянные, металлические и пластмассовые поплавки. Использовались при ловле рыбы, начиная с 1950-х гг.
Кухтыли - стеклянные, металлические и пластмассовые поплавки. Использовались при ловле рыбы, начиная с 1950-х гг.
Кухтыль - металлический поплавок.
Кухтыль - металлический поплавок.
Крючки, грузила и поплавки, использовавшиеся при ловле рыбы.
Крючки, грузила и поплавки, использовавшиеся при ловле рыбы.
Вилы для копки морских червей.
Вилы для копки морских червей.
После ледостава продолжался лов неводами и мерёжками. Рыбаки делали две проруби: бережную и морскую. Затем по линии предполагаемого расположения невода устраивали еще два ряда прорубей меньшего размера, а в середине этого пространства несколько смотровых прорубей, чтобы следить за подходом рыбы. При обнаружении сельди невод вымётывался в морскую прорубь, затем через малые проруби при помощи шестов рыбаки растягивали его подо льдом и подводили оба его конца к бережной проруби, где он и выбирался. Роулье. Приспособление для облегчения выборки при подледном лове.
После ледостава продолжался лов неводами и мерёжками. Рыбаки делали две проруби: бережную и морскую. Затем по линии предполагаемого расположения невода устраивали еще два ряда прорубей меньшего размера, а в середине этого пространства несколько смотровых прорубей, чтобы следить за подходом рыбы. При обнаружении сельди невод вымётывался в морскую прорубь, затем через малые проруби при помощи шестов рыбаки растягивали его подо льдом и подводили оба его конца к бережной проруби, где он и выбирался. Роулье. Приспособление для облегчения выборки при подледном лове.
Лопатка для выемки льда из лунки при подледном ловле рыбы.
Лопатка для выемки льда из лунки при подледном ловле рыбы.
Наряду с сельдью важное место занимал лов наваги. Блюда из этой рыбы ценились за ее пикантный вкус и подавались в лучших столичных ресторанах. Лов наваги производился рюжами. Рюжа представляет собой согнутые из ветвей деревьев обручи, обтянутые делью (сеточное полотно). Внутри имелась горловина, препятствующая выходу рыбы из ловушки. К горловине направляли крылья, обычно длиной 25-30 м. Рюжа позволяла эффективно вести лов как по открытой воде, так и подо льдом. Во льду пробивали ряд лунок, через которые с помощью длинного шеста устанавливали крылья. В центральной проруби помещалась бочка с обручами.
Наряду с сельдью важное место занимал лов наваги. Блюда из этой рыбы ценились за ее пикантный вкус и подавались в лучших столичных ресторанах. Лов наваги производился рюжами. Рюжа представляет собой согнутые из ветвей деревьев обручи, обтянутые делью (сеточное полотно). Внутри имелась горловина, препятствующая выходу рыбы из ловушки. К горловине направляли крылья, обычно длиной 25-30 м. Рюжа позволяла эффективно вести лов как по открытой воде, так и подо льдом. Во льду пробивали ряд лунок, через которые с помощью длинного шеста устанавливали крылья. В центральной проруби помещалась бочка с обручами.
Помимо зверобойного промысла и рыбной ловли музей позволяет составить представление и о других занятиях поморов. Еще со старых времен поморы промышляли добычей  морских водорослей (во второй половине XIX в. этот промысел приобрел промышленные масштабы, еще более увеличившиеся в советское время). При ручном кошении водорослей применялась ручная драга типа грабель. Добытые водоросли пережигались в йодосодержащую золу. Картофельные огороды, удобренные этой золой, неизменно давали хорошие урожаи. Драга для ловли морских водорослей.
Помимо зверобойного промысла и рыбной ловли музей позволяет составить представление и о других занятиях поморов. Еще со старых времен поморы промышляли добычей морских водорослей (во второй половине XIX в. этот промысел приобрел промышленные масштабы, еще более увеличившиеся в советское время). При ручном кошении водорослей применялась ручная драга типа грабель. Добытые водоросли пережигались в йодосодержащую золу. Картофельные огороды, удобренные этой золой, неизменно давали хорошие урожаи. Драга для ловли морских водорослей.
Солеварение – еще один старый поморский промысел.  В XIX в. солеварни поморов выглядели следующим образом: «Под дощатым навесом вырывают яму, обнося ее кирпичною стенкою, устанавливают над ней черен (котел с плоским дном и стенками) и солеварня готова. Из колодца, расположенного поблизости, накачивается вода, которая, стекая по деревянному желобу, наполняет черен. Остается накидать в яму дров, и соль начинает вариться…». Еще до революции правительство постаралось положить конец этому промыслу, так как он вел к сильному истреблению лесов.
Солеварение – еще один старый поморский промысел. В XIX в. солеварни поморов выглядели следующим образом: «Под дощатым навесом вырывают яму, обнося ее кирпичною стенкою, устанавливают над ней черен (котел с плоским дном и стенками) и солеварня готова. Из колодца, расположенного поблизости, накачивается вода, которая, стекая по деревянному желобу, наполняет черен. Остается накидать в яму дров, и соль начинает вариться…». Еще до революции правительство постаралось положить конец этому промыслу, так как он вел к сильному истреблению лесов.
Леса Архангельской губернии были богаты ягодами. Ее собирали при помощи вот таких совков.
Леса Архангельской губернии были богаты ягодами. Ее собирали при помощи вот таких совков.
Широкое распространение имел кустарный промысел по плетению корзин, коробов, мебели и пр. Плетение велось как из ивового прута, так и из сосновой дранки.
Широкое распространение имел кустарный промысел по плетению корзин, коробов, мебели и пр. Плетение велось как из ивового прута, так и из сосновой дранки.
Для переноса тяжестей использовались также крошни - что-то вроде плетенного рюкзачка.
Для переноса тяжестей использовались также крошни - что-то вроде плетенного рюкзачка.
Музей создает представление также и о домашнем быте поморов, среди которых было немало зажиточных людей. Их огромные дома мы увидели потом в Малых Корелах, а здесь - интересные интерьеры.
Музей создает представление также и о домашнем быте поморов, среди которых было немало зажиточных людей. Их огромные дома мы увидели потом в Малых Корелах, а здесь - интересные интерьеры.
Параллельно можно познакомиться также с традиционными костюмами и образцами женского рукоделия. Ведь раньше все это изготавливалось в домашних условиях.
Параллельно можно познакомиться также с традиционными костюмами и образцами женского рукоделия. Ведь раньше все это изготавливалось в домашних условиях.
Во второй половине XIX в. ситуация, понятно, изменилась, так что в музей попало и немало фабричных вещей той эпохи.
Во второй половине XIX в. ситуация, понятно, изменилась, так что в музей попало и немало фабричных вещей той эпохи.
Для украшения одежды широко применялся жемчуг, который тогда в огромных количествах добывался в северных реках.
Для украшения одежды широко применялся жемчуг, который тогда в огромных количествах добывался в северных реках.
Ну, и всякая домашняя утварь, прежде всего кухонная.
Ну, и всякая домашняя утварь, прежде всего кухонная.
Тележное колесо, судовое ведро, рыбная корзина, различные бочонки.
Тележное колесо, судовое ведро, рыбная корзина, различные бочонки.
Игрушки-головоломки.
Игрушки-головоломки.
В посёлке Уемский родился и жил Семён Кривоногов, которого писатель Степан Писахов сделал прототипом своего известного и очень популярного на севере героя — балагура и сказочника Сени Малины.
В посёлке Уемский родился и жил Семён Кривоногов, которого писатель Степан Писахов сделал прототипом своего известного и очень популярного на севере героя — балагура и сказочника Сени Малины.
Портрет Кривоногого. Таким его рисуют современные художники. Добавлю в заключении, что из-за дефицита времени мы оставили без внимания залы, посвященные истории Приморского района, в том числе военной. У кого будет возможность - посмотрите.
Портрет Кривоногого. Таким его рисуют современные художники. Добавлю в заключении, что из-за дефицита времени мы оставили без внимания залы, посвященные истории Приморского района, в том числе военной. У кого будет возможность - посмотрите.

Комментарии к альбому