Турист Константин (vladkonst)
Константин
был 1 декабря 21:45
Фотоальбом

Пилос

2 6
Пилос — Греция Май 2014

Все, кто знаком с греческой мифологией, конечно, знают Пилос, столицу Нестора. О нем неоднакратно упоминает в своих поэмах Гомер. Город, который мы посетили, путешествуя по Греции, по дороге из Кипарисии в Метони, к этому древнему Пилосу никакого отношения не имеет. (Тот Пилос, разрушенный в глубокой древности, лежал в руинах уже во времена Фукидида). До 1830 г. он и назывался иначе - Наварин. И это название уводит нас совсем к другой эпохе - войне греков за независимость в 1821-1829 гг. и рождению современной Греции.

Не доезжая до Пилоса, мы остановились, чтобы полюбоваться с высоты на  Наваринскую бухту. 
Именно здесь в октябре 1827 г. произошло важное морское сражение. Русская, английская и французская эскадры разгромили турецко-египетский флот. Благодаря этому победило греческое национальное восстание, начавшееся в 1821 г. В 1829 г. султан признал автономию Греции, а в 1830 г. Греция стала независимой. Закончилось турецкое иго, продолжавшееся с 1453 г.
Не доезжая до Пилоса, мы остановились, чтобы полюбоваться с высоты на Наваринскую бухту. Именно здесь в октябре 1827 г. произошло важное морское сражение. Русская, английская и французская эскадры разгромили турецко-египетский флот. Благодаря этому победило греческое национальное восстание, начавшееся в 1821 г. В 1829 г. султан признал автономию Греции, а в 1830 г. Греция стала независимой. Закончилось турецкое иго, продолжавшееся с 1453 г.
Легко убедиться, что память о Наваринской битве жива до сих пор. Центром города является площадь Трех Адмиралов.
Легко убедиться, что память о Наваринской битве жива до сих пор. Центром города является площадь Трех Адмиралов.
На ней – памятник адмиралам: английскому Кодрингтону (он стоял во главе эскадры союзников), русскому Гейдену и французскому Дериньи.
На ней – памятник адмиралам: английскому Кодрингтону (он стоял во главе эскадры союзников), русскому Гейдену и французскому Дериньи.
 От площади мы направились к крепости.  Вообще-то в Пилосе две крепости. Но старую – Палеокастро – мы уже проехали. Решили осмотреть хотя бы новую – Ниокастро. В путеводителе говорилось, что турки построили ее в 1573 г. Стены, бастионы и мечеть внутри находятся в прекрасном состоянии. Мы  стали подниматься  вверх по улице Нилеос. Как позже выяснилось, это была правильная дорога. Увы, мы этого не знали и свернули в боковой переулок.
От площади мы направились к крепости. Вообще-то в Пилосе две крепости. Но старую – Палеокастро – мы уже проехали. Решили осмотреть хотя бы новую – Ниокастро. В путеводителе говорилось, что турки построили ее в 1573 г. Стены, бастионы и мечеть внутри находятся в прекрасном состоянии. Мы стали подниматься вверх по улице Нилеос. Как позже выяснилось, это была правильная дорога. Увы, мы этого не знали и свернули в боковой переулок.
С этого и начались наши мытарства. Переулок вывел на какие-то задворки.
С этого и начались наши мытарства. Переулок вывел на какие-то задворки.
Правда, достаточно живописные.
Правда, достаточно живописные.
Затем дома кончились, и мы набрели на заросли кактусов.
Затем дома кончились, и мы набрели на заросли кактусов.
Вид этих колючих исполинов должен был бы нас насторожить, но мы имели слабое представление о коварном характере средиземноморской флоры и смело двинулись вперед через сосновую рощу.
Вид этих колючих исполинов должен был бы нас насторожить, но мы имели слабое представление о коварном характере средиземноморской флоры и смело двинулись вперед через сосновую рощу.
За рощей показались зубцы стен.
За рощей показались зубцы стен.
Всего-то и оставалось пересечь луг. Но боже, что это был за луг! Он весь зарос колючим палленисом с большими желтыми цветами, не менее колючим бодяком и еще каким-то высоким злаком, очень похожим на наш неравноцветник, но с чрезвычайно крепкими и острыми семенами. Казалось, все здешние растения были озабочены только одним - вырастить как можно больше колючек: колючие стебли, колючие листья, колючие цветы, колючие семена… Не кололся, наверно, один только воздух. Не удивительно, что наш исследовательский пыл угас уже через пять минут.
Всего-то и оставалось пересечь луг. Но боже, что это был за луг! Он весь зарос колючим палленисом с большими желтыми цветами, не менее колючим бодяком и еще каким-то высоким злаком, очень похожим на наш неравноцветник, но с чрезвычайно крепкими и острыми семенами. Казалось, все здешние растения были озабочены только одним - вырастить как можно больше колючек: колючие стебли, колючие листья, колючие цветы, колючие семена… Не кололся, наверно, один только воздух. Не удивительно, что наш исследовательский пыл угас уже через пять минут.
Вскоре мне посчастливилось найти тропу. Двигаясь по ней, мы добрались до проезжей дороги. С той точки, где мы оказались, достаточно хорошо просматривались бастионы крепости.
Вскоре мне посчастливилось найти тропу. Двигаясь по ней, мы добрались до проезжей дороги. С той точки, где мы оказались, достаточно хорошо просматривались бастионы крепости.
Но это были какие-то окраинные ее части. Ни ворот, ни дорог, ни туристов.
Но это были какие-то окраинные ее части. Ни ворот, ни дорог, ни туристов.
Сверху открывался великолепный вид на берег и лежащий напротив него островок. Однако это было слабое утешение после тяжелого подъема.
Сверху открывался великолепный вид на берег и лежащий напротив него островок. Однако это было слабое утешение после тяжелого подъема.
Пришлось возвращаться и искать другую дорогу. Но прежде чем начать спуск мы потратили полчаса, избавляясь от острых семян неравноцветника, застрявших в сандалиях, носках,  брючных штанинах и подоле юбки…
Пришлось возвращаться и искать другую дорогу. Но прежде чем начать спуск мы потратили полчаса, избавляясь от острых семян неравноцветника, застрявших в сандалиях, носках, брючных штанинах и подоле юбки…
Бродя по Пилосу, мы не обнаружили здесь ничего особенно примечательного, хотя этому городку нельзя отказать в своеобразной прелести.
Бродя по Пилосу, мы не обнаружили здесь ничего особенно примечательного, хотя этому городку нельзя отказать в своеобразной прелести.
Своей архитектурой поразила только церковь Успения Пресвятой Богоматери.
Своей архитектурой поразила только церковь Успения Пресвятой Богоматери.
Полюбовавшись храмом, мы вернулись к площади Трех Адмиралов и оттуда вновь стали подниматься в гору.  В конце концов мы благополучно добрались до крепости. Увы, музей работал только до 15 часов, так что мы оказались перед запертыми воротами.
Полюбовавшись храмом, мы вернулись к площади Трех Адмиралов и оттуда вновь стали подниматься в гору. В конце концов мы благополучно добрались до крепости. Увы, музей работал только до 15 часов, так что мы оказались перед запертыми воротами.
С вершины холма открывался вид на Наваринскую бухту и лежащий вдали остров Сфактерию. 
 Во время Пелопоннесской войны афинянам удалось пленить на нем несколько сотен спартанских юношей. Потеря стольких бойцов грозила Спарте опустошением. Чтобы спасти своих сограждан спартанцам пришлось заключить с афинянами невыгодный Никиев мир. К сожалению, он не положил конец войне.
С вершины холма открывался вид на Наваринскую бухту и лежащий вдали остров Сфактерию. Во время Пелопоннесской войны афинянам удалось пленить на нем несколько сотен спартанских юношей. Потеря стольких бойцов грозила Спарте опустошением. Чтобы спасти своих сограждан спартанцам пришлось заключить с афинянами невыгодный Никиев мир. К сожалению, он не положил конец войне.
Комментарии к альбому