Турист Константин (vladkonst)
Константин
был 11 июля 21:03
Фотоальбом

Старая Третьяковка — 1

Третьяковская галерея в особых представлениях не нуждается. Один из крупнейших художественных музеев мира. Главный музей национального искусства России, выставляющий в своих залах и сохраняющий в своих фондах более 180 тыс. предметов, многие из которых являются бесценными произведениями искусства. Вряд ли среди москвичей и гостей столицы найдутся такие, кто ни разу не бывал в Третьяковке. Но сколько людей, столько и мнений. Как о самом музее, так и о подборке «самых-самых» выдающихся и запоминающихся экспонатов. И хотя все видят одно и то же, каждый уносит с собой свой неповторимый образ любимого музея.

Визит в Третьяковку мы задумали в самую глухую ковидную пору, когда все  везде было закрыто. Отпуск сорвался. Путешествия под запретом. Даже в кафе нормально не посидишь. И вдруг весть: Третьяковская галерея открывает двери посетителям! Пусть с ограничениями, небольшими группами, в строго определенное время... С соблюдением дистанции и только в масках. Мы согласились на все. Так хотелось хоть какого-то выхода в свет. Хоть какого-то разнообразия. Возлагали на эту встречу большие надежды. И Третьяковка нас не обманула.  Это был даже не праздник духа, а настоящее духовное пиршество. Никогда прежде посещение музея не доставляло нам такого острого наслаждения. Хотя встреча с прекрасным всегда прекрасна!
Визит в Третьяковку мы задумали в самую глухую ковидную пору, когда все везде было закрыто. Отпуск сорвался. Путешествия под запретом. Даже в кафе нормально не посидишь. И вдруг весть: Третьяковская галерея открывает двери посетителям! Пусть с ограничениями, небольшими группами, в строго определенное время... С соблюдением дистанции и только в масках. Мы согласились на все. Так хотелось хоть какого-то выхода в свет. Хоть какого-то разнообразия. Возлагали на эту встречу большие надежды. И Третьяковка нас не обманула. Это был даже не праздник духа, а настоящее духовное пиршество. Никогда прежде посещение музея не доставляло нам такого острого наслаждения. Хотя встреча с прекрасным всегда прекрасна!
Пусть экспонаты музея по много лет остаются на своих местах, впечатления о них меняются. Какие-то картины приковывают к себе внимание, какие-то не задевают душевных струн. Что же впечатлило нас в то октябрьское посещение 2021 года?
Пусть экспонаты музея по много лет остаются на своих местах, впечатления о них меняются. Какие-то картины приковывают к себе внимание, какие-то не задевают душевных струн. Что же впечатлило нас в то октябрьское посещение 2021 года?
Спас Эммануил с архангелами. Конец XII в. Владимиро-Суздальская Русь. Начало начал. Национальное искусство только складывается. Но уже много хороших подражаний  византийским образцам. Как на этой иконе, где отрок Христос запечатлен в окружении архангелов. Интересное лицо! Если остановил на нем взгляд, так просто уже не отведешь.
Спас Эммануил с архангелами. Конец XII в. Владимиро-Суздальская Русь. Начало начал. Национальное искусство только складывается. Но уже много хороших подражаний византийским образцам. Как на этой иконе, где отрок Христос запечатлен в окружении архангелов. Интересное лицо! Если остановил на нем взгляд, так просто уже не отведешь.
Успение Богоматери. Начало XIII в. Новгород. Уже не раз упоминал в других альбомах о впечатлении, которое произвели на нас северные русские иконы во время поездки в 2019 г. по городам Архангельской области. Вот и здесь взгляд задерживается на суровых  лицах апостолов, на прекрасном и юном лице почившей Богоматери. Но более всех остальных в память врезаются всепроникающий взор Христа.
Успение Богоматери. Начало XIII в. Новгород. Уже не раз упоминал в других альбомах о впечатлении, которое произвели на нас северные русские иконы во время поездки в 2019 г. по городам Архангельской области. Вот и здесь взгляд задерживается на суровых лицах апостолов, на прекрасном и юном лице почившей Богоматери. Но более всех остальных в память врезаются всепроникающий взор Христа.
Андрей Рублев (?). Спас. Начало XV в. Хотя ни в одной летописи не упомянуто, что Андрей Рублев работал в Звенигороде, три иконы звенигородского чина  (и в их числе "Спас") уже давно считают творением этого мастера. Самое удивительное в "Спасе" - взгляд Иисуса.  Кажется, что он проникает в самую душу. Можно ли солгать или согрешить перед такой иконой? И вместе с тем, сколько в этом лике человечности и понимания!
Андрей Рублев (?). Спас. Начало XV в. Хотя ни в одной летописи не упомянуто, что Андрей Рублев работал в Звенигороде, три иконы звенигородского чина (и в их числе "Спас") уже давно считают творением этого мастера. Самое удивительное в "Спасе" - взгляд Иисуса. Кажется, что он проникает в самую душу. Можно ли солгать или согрешить перед такой иконой? И вместе с тем, сколько в этом лике человечности и понимания!
Андрей Рублев. Троица (1420).  "Троица" (как, впрочем, и всякая другая икона) создана для длительного созерцания. Надо простоять перед ней хотя бы пять или семь минут, внимательно всматриваясь в фигуры трех ангелов, чтобы вполне ощутить энергетику, заключенную в их образах.
Андрей Рублев. Троица (1420). "Троица" (как, впрочем, и всякая другая икона) создана для длительного созерцания. Надо простоять перед ней хотя бы пять или семь минут, внимательно всматриваясь в фигуры трех ангелов, чтобы вполне ощутить энергетику, заключенную в их образах.
И какая поразительная утонченность в каждой из трех ангельских фигур, словно парящих в воздухе! Как описать этот взгляд, заключающий в себе одновременно  беспредельную мудрость и беспредельный трагизм?
И какая поразительная утонченность в каждой из трех ангельских фигур, словно парящих в воздухе! Как описать этот взгляд, заключающий в себе одновременно беспредельную мудрость и беспредельный трагизм?
Избранные святые: Параскева, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, Василий Великий. XV в. Псков. И здесь взгляд невольно останавливается на ликах. Особенн выразительно на этой северной иконе безбородое лицо Зоатоуста, стоящего в окружении великих каппадокийцев. Живая стена на пути зла!
Избранные святые: Параскева, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, Василий Великий. XV в. Псков. И здесь взгляд невольно останавливается на ликах. Особенн выразительно на этой северной иконе безбородое лицо Зоатоуста, стоящего в окружении великих каппадокийцев. Живая стена на пути зла!
И. Н. Никитин. Портрет цесаревны Анны Петровны (1715).Анна Петровна - младшая дочь Петра I и Екатерины I - прожила всего 20 лет. Умерла при не совсем ясных обстоятельствах вскоре после рождения сына Карла Петра Ульриха - будущего российского императора Петра III, который стал родоначальником Гольштейн-Готторпской линии дома Романовых. Не родись у этой юный цесаревны мальчик, в нашей истории не было бы ни Павла I, ни всех его потомков до Николая II включительно. Трудно поверить, что на никитинском портрете Анне Петровне всего 7 лет.
И. Н. Никитин. Портрет цесаревны Анны Петровны (1715).Анна Петровна - младшая дочь Петра I и Екатерины I - прожила всего 20 лет. Умерла при не совсем ясных обстоятельствах вскоре после рождения сына Карла Петра Ульриха - будущего российского императора Петра III, который стал родоначальником Гольштейн-Готторпской линии дома Романовых. Не родись у этой юный цесаревны мальчик, в нашей истории не было бы ни Павла I, ни всех его потомков до Николая II включительно. Трудно поверить, что на никитинском портрете Анне Петровне всего 7 лет.
И. И. Фирсов "Юный живописец" (ок. 1765). Полагают, что с этого полотна начинается история русской жанровой живописи. Картина действительно замечательна, как своим сюжетом, так и виртуозным мастерством его воплощения. Не случайно "Юный живописец" стал в наше время хрестоматийным произведением. Прежде, чем рассмотреть в музее, мы много раз видели его в школьных учебниках.
И. И. Фирсов "Юный живописец" (ок. 1765). Полагают, что с этого полотна начинается история русской жанровой живописи. Картина действительно замечательна, как своим сюжетом, так и виртуозным мастерством его воплощения. Не случайно "Юный живописец" стал в наше время хрестоматийным произведением. Прежде, чем рассмотреть в музее, мы много раз видели его в школьных учебниках.
Ф. Г. Гордеев. Прометей (1769). В Третьяковке хранится гипсовая модель этой известной работы. В Русском музее можно увидеть ее воплощение в бронзе. Для западноевропейского искусства сюжет не нов, но для России XVIII века произведение далеко не заурядное. Его автор, 23-летний Федор Гордеевич Гордеев, учившийся в то время в Париже, в мастерской Ж. Б. Лемуана, получил за "Прометея" звание "назначенного  в академики". Для выходца из низов (сына дворцового скотника) этот факт официального признания стал, наверно, важным жизненным рубежом.
Ф. Г. Гордеев. Прометей (1769). В Третьяковке хранится гипсовая модель этой известной работы. В Русском музее можно увидеть ее воплощение в бронзе. Для западноевропейского искусства сюжет не нов, но для России XVIII века произведение далеко не заурядное. Его автор, 23-летний Федор Гордеевич Гордеев, учившийся в то время в Париже, в мастерской Ж. Б. Лемуана, получил за "Прометея" звание "назначенного в академики". Для выходца из низов (сына дворцового скотника) этот факт официального признания стал, наверно, важным жизненным рубежом.
Ф. И. Шубин. Портрет графини М. Р. Паниной (сер. 1770-х). Следуя дальше по залам, задержались возле бюстов, вышедших из-под резца  Федота Ивановича  Шубина - самого выдающегося русского скульптора второй половины XVIII в. Прежде всего благодаря ему мы имеем теперь точное представление о внешнем облике ведущих деятелей Екатерининской эпохи. Современники утверждали, что все скульптурные портреты Шубина отличались удивительным сходством с оригиналом. Честно говоря, я не совсем в это верю. Как и положено художнику-классицисту, Шубин очевидно идеализировал свои модели.  Но  все равно, благодаря мастерству скульптора, мы можем теперь судить не только о внешних чертах первых знатных вельмож из окружения императрицы, но и об их характерах. Мария Родионовна Панина (жена  Петра Ивановича Панина - воспитателя цесаревича Павла), по отзывам современников, отличалась сильным характером, но вместе с тем была женщиной вспыльчивой, гордой и упрямой. Родня мужа не любила ее из-за "нестерпимой спеси".
Ф. И. Шубин. Портрет графини М. Р. Паниной (сер. 1770-х). Следуя дальше по залам, задержались возле бюстов, вышедших из-под резца Федота Ивановича Шубина - самого выдающегося русского скульптора второй половины XVIII в. Прежде всего благодаря ему мы имеем теперь точное представление о внешнем облике ведущих деятелей Екатерининской эпохи. Современники утверждали, что все скульптурные портреты Шубина отличались удивительным сходством с оригиналом. Честно говоря, я не совсем в это верю. Как и положено художнику-классицисту, Шубин очевидно идеализировал свои модели. Но все равно, благодаря мастерству скульптора, мы можем теперь судить не только о внешних чертах первых знатных вельмож из окружения императрицы, но и об их характерах. Мария Родионовна Панина (жена Петра Ивановича Панина - воспитателя цесаревича Павла), по отзывам современников, отличалась сильным характером, но вместе с тем была женщиной вспыльчивой, гордой и упрямой. Родня мужа не любила ее из-за "нестерпимой спеси".
Ф. И. Шубин. Портрет графа А. Г. Орлова-Чесменского (1778). Младший брат фаворита Екатерины Григория Орлова Алексей, по свидетельству современников, не получил дельного образования, отличался дурными манерами, но вместе с тем обладал  природной хитростью и живым умом, благодаря которым преуспел на военном и политическом поприще.
Ф. И. Шубин. Портрет графа А. Г. Орлова-Чесменского (1778). Младший брат фаворита Екатерины Григория Орлова Алексей, по свидетельству современников, не получил дельного образования, отличался дурными манерами, но вместе с тем обладал природной хитростью и живым умом, благодаря которым преуспел на военном и политическом поприще.
Ф. И. Шубин. Портрет графа В. Г. Орлова (1778). Владимир - младший из пяти братьев Орловых - отличался спокойным нравом и любовью к тихой семейной жизни. Первым из братьев - в 1774 г. он подал прошение об отставке и навсегда удалился от службы.
Ф. И. Шубин. Портрет графа В. Г. Орлова (1778). Владимир - младший из пяти братьев Орловых - отличался спокойным нравом и любовью к тихой семейной жизни. Первым из братьев - в 1774 г. он подал прошение об отставке и навсегда удалился от службы.
Ф. И. Шубин. Портрет графа  Г. Г. Орлова (1782). Григорий Орлов - официальный фаворит Екатерины II, с которым она одно время собиралась вступить в брак. Занимая целый ряд высоких постов, он не показал способностей выдающегося государственного деятеля. Однако при определенных обстоятельствах Григорий Орлов умел действовать твердо и  эффективно. Считается, что именно он своими разумными карантинными мерами избавил в 1771 Москву от эпидемии чумы.
Ф. И. Шубин. Портрет графа Г. Г. Орлова (1782). Григорий Орлов - официальный фаворит Екатерины II, с которым она одно время собиралась вступить в брак. Занимая целый ряд высоких постов, он не показал способностей выдающегося государственного деятеля. Однако при определенных обстоятельствах Григорий Орлов умел действовать твердо и эффективно. Считается, что именно он своими разумными карантинными мерами избавил в 1771 Москву от эпидемии чумы.
Ф. И. Шубин. Портрет князя Н. В. Репнина (1790-е гг.). Князь Репнин -  один из блестящих сподвижников Екатерины II, отметившийся как на военном, так и на дипломатическом и административном поприщах. Николай Васильевич стремительно выдвинулся еще при Елизавете во время Семилетней войны (начинал ее в в 1757 г. в звании подпоручика, а закончил в 1762 г. генерал-майором - в возрасте 28 лет). Но самые знаменитые свои деяния князь Репнин совершил уже при Екатерине, когда одержал несколько громких побед, командуя войсками во время двух войн с турками и способствовал заключению целого ряда важных для России международных соглашений и договоров.
Ф. И. Шубин. Портрет князя Н. В. Репнина (1790-е гг.). Князь Репнин - один из блестящих сподвижников Екатерины II, отметившийся как на военном, так и на дипломатическом и административном поприщах. Николай Васильевич стремительно выдвинулся еще при Елизавете во время Семилетней войны (начинал ее в в 1757 г. в звании подпоручика, а закончил в 1762 г. генерал-майором - в возрасте 28 лет). Но самые знаменитые свои деяния князь Репнин совершил уже при Екатерине, когда одержал несколько громких побед, командуя войсками во время двух войн с турками и способствовал заключению целого ряда важных для России международных соглашений и договоров.
Ф. И. Шубин. Портрет Павла I (1800). Бюст императора Павла считается вершиной портретного творчества Шубина. Когда обходишь этот бюст кругом и смотришь на него с разных точек зрения, замечаешь, что выражение лица императора заметно меняется. Таким образом перед зрителем открывается сложность и многогранность его натуры. При фронтальном осмотре Павел предстает таким, каким старался казаться - великим правителем Российской империи: гордый разворот головы, жесткое, властное выражением лица, надменный взгляд умных глаз.
Ф. И. Шубин. Портрет Павла I (1800). Бюст императора Павла считается вершиной портретного творчества Шубина. Когда обходишь этот бюст кругом и смотришь на него с разных точек зрения, замечаешь, что выражение лица императора заметно меняется. Таким образом перед зрителем открывается сложность и многогранность его натуры. При фронтальном осмотре Павел предстает таким, каким старался казаться - великим правителем Российской империи: гордый разворот головы, жесткое, властное выражением лица, надменный взгляд умных глаз.
В. Л. Боровиковский. Екатерина II на прогулке в Царскосельском парке (1794). Переходя от образов Шубина к образам Боровиковского, мы словно перемещаемся из одной эпохи в другу. Хотя Владимир Лукич Боровиковский был при жизни признанным мастером парадного портрета, своей посмертной славой он обязан  интимным портретам в духе сентиментализма. Сентиментализм предписывал изображать портретируемых в непринужденной домашней обстановке или на лоне природы. Именно так и поступил Боровиковский. Сюжет картины был подсказан самой жизнью. Художник не раз видел императрицу гуляющую по Царскосельскому парку со своей любимой левреткой Земирой. Но писать ему пришлось по памяти. Екатерина ему не позировала и даже, по-видимому, не догадывалась о его дерзких замыслах. Образ императрице на этом портрете подчеркнуто неофициален: она опирается на трость, облачена в шлафрок и чепец. Единственным напоминанием о ее величии служит Чесменская колонна. Благодаря человеческому, личному обаянию портрет Боровиковского вскоре сделался хрестоматийным. Хотя сама императрица его, похоже, не оценила. Боровиковской получил за него только звание "назначенного" академика. Приобрести портрет Екатерина не пожелала. Никаких денег от нее за работу Боровиковский не получил.
В. Л. Боровиковский. Екатерина II на прогулке в Царскосельском парке (1794). Переходя от образов Шубина к образам Боровиковского, мы словно перемещаемся из одной эпохи в другу. Хотя Владимир Лукич Боровиковский был при жизни признанным мастером парадного портрета, своей посмертной славой он обязан интимным портретам в духе сентиментализма. Сентиментализм предписывал изображать портретируемых в непринужденной домашней обстановке или на лоне природы. Именно так и поступил Боровиковский. Сюжет картины был подсказан самой жизнью. Художник не раз видел императрицу гуляющую по Царскосельскому парку со своей любимой левреткой Земирой. Но писать ему пришлось по памяти. Екатерина ему не позировала и даже, по-видимому, не догадывалась о его дерзких замыслах. Образ императрице на этом портрете подчеркнуто неофициален: она опирается на трость, облачена в шлафрок и чепец. Единственным напоминанием о ее величии служит Чесменская колонна. Благодаря человеческому, личному обаянию портрет Боровиковского вскоре сделался хрестоматийным. Хотя сама императрица его, похоже, не оценила. Боровиковской получил за него только звание "назначенного" академика. Приобрести портрет Екатерина не пожелала. Никаких денег от нее за работу Боровиковский не получил.
В. Л. Боровиковский. Портрет Е. А. Нарышкиной (1799). Портрет 14-летней Елены Нарышкиной считается большой удачей художника. Выйдя вскоре замуж (за сына знаменитого полководца графа Аркадия Суворова) Елена Александровна приобрела славу первой красавицы Петербургского двора. Одни современники прославляли ее ум, образованность, выдающиеся музыкальные способности и прекрасный голос. Другие бранили за ветреность и кокетство. В портрете Боровиковского можно  разглядеть как те, так и другие черты ее характера.
В. Л. Боровиковский. Портрет Е. А. Нарышкиной (1799). Портрет 14-летней Елены Нарышкиной считается большой удачей художника. Выйдя вскоре замуж (за сына знаменитого полководца графа Аркадия Суворова) Елена Александровна приобрела славу первой красавицы Петербургского двора. Одни современники прославляли ее ум, образованность, выдающиеся музыкальные способности и прекрасный голос. Другие бранили за ветреность и кокетство. В портрете Боровиковского можно разглядеть как те, так и другие черты ее характера.
В. Л. Боровиковский. Портрет сестер А. Г. Гагариной и В. Г. Гагариной (1802). Очень милый портрет, от которого веет домашним уютом. Приятно смотреть на лица этих девушек, связанных тесной дружбой и сестринской любовью. Нет сомнения, что вскоре они станут добродетельными женами и хорошими матерями.
В. Л. Боровиковский. Портрет сестер А. Г. Гагариной и В. Г. Гагариной (1802). Очень милый портрет, от которого веет домашним уютом. Приятно смотреть на лица этих девушек, связанных тесной дружбой и сестринской любовью. Нет сомнения, что вскоре они станут добродетельными женами и хорошими матерями.
И. П. Мартос. Актеон (1800). Иван Петрович Мартос был очень разносторонним скульптором. Хотя известен он прежде всего своими памятниками (Минину и Пожарскому в Москве,  Александру I в Таганроге и  пр), у него есть много других интересных работ.  Бронзовый Актеон изготовлен для  ансамбля Большого каскада в Петергофе. Мастер изобразил своего героя в тот момент, когда он случайно увидел купающуюся в гроте обнаженную Артемиду. В наказание за дерзость богиня обратила Актеона в оленя. Юноша поражен красотой Артемиды и не чувствует, как на голове его начинают расти рога.
И. П. Мартос. Актеон (1800). Иван Петрович Мартос был очень разносторонним скульптором. Хотя известен он прежде всего своими памятниками (Минину и Пожарскому в Москве, Александру I в Таганроге и пр), у него есть много других интересных работ. Бронзовый Актеон изготовлен для ансамбля Большого каскада в Петергофе. Мастер изобразил своего героя в тот момент, когда он случайно увидел купающуюся в гроте обнаженную Артемиду. В наказание за дерзость богиня обратила Актеона в оленя. Юноша поражен красотой Артемиды и не чувствует, как на голове его начинают расти рога.
О. А. Кипренский. Девочка в маковом венке (1819). Очаровательный детский портрет. Орест Адамович Кипренский написал его в пору своей жизни в Италии. С ним связана известная романтическая история, длинною в целую жизнь. Мать юной натурщицы (которую звали Анна-Мария Фалькуччи) тоже позировала Кипренскому и была найдена в его доме мертвой. Художнику так и не удалось очистить себя от подозрений в убийстве. Он вынужден был покинуть Италию. Но спустя десять лет он вернулся.  В 1836 г. Киапренский разыскал Анну-Марию и женился на ней.
О. А. Кипренский. Девочка в маковом венке (1819). Очаровательный детский портрет. Орест Адамович Кипренский написал его в пору своей жизни в Италии. С ним связана известная романтическая история, длинною в целую жизнь. Мать юной натурщицы (которую звали Анна-Мария Фалькуччи) тоже позировала Кипренскому и была найдена в его доме мертвой. Художнику так и не удалось очистить себя от подозрений в убийстве. Он вынужден был покинуть Италию. Но спустя десять лет он вернулся. В 1836 г. Киапренский разыскал Анну-Марию и женился на ней.
Б. И. Орловский. Парис (1824). Интересная гипсовая статуя Бориса Ивановича Орловского, слепленная им в Италии в ту пору, когда он учился в мастерской знаменитого Торвальдсена (ее мраморная копия в Русском музее выполнена другим скульптором уже после смерти мастера). Сам Орловский больше известен своими памятниками Кутузову и Багратиону у Казанского собора в Петербурге.
Б. И. Орловский. Парис (1824). Интересная гипсовая статуя Бориса Ивановича Орловского, слепленная им в Италии в ту пору, когда он учился в мастерской знаменитого Торвальдсена (ее мраморная копия в Русском музее выполнена другим скульптором уже после смерти мастера). Сам Орловский больше известен своими памятниками Кутузову и Багратиону у Казанского собора в Петербурге.
Е. Ф. Крендовский. Портрет сенатора и генерала А. А. Башилова со своими детьми и сыновьями графа де Бальмен, Яковом и Сашей (1830-е гг.). Невольно задержался у этого любопытного группового портрета. Есть в нем что-то поразительное, притягивающее взгляд (самоуглубленные, прямо-таки иконописные лики?). Потом постарался собрать сведения о мастере. Ученик А. Г. Венецианова Евграф Федорович Крендовский , который родился и всю жизнь провел на Украине, - художник малоизученный. Многие обстоятельства его жизни и даже год смерти не известны. Большинство картин утеряно. Однако незаурядное мастерство говорит само за себя!
Е. Ф. Крендовский. Портрет сенатора и генерала А. А. Башилова со своими детьми и сыновьями графа де Бальмен, Яковом и Сашей (1830-е гг.). Невольно задержался у этого любопытного группового портрета. Есть в нем что-то поразительное, притягивающее взгляд (самоуглубленные, прямо-таки иконописные лики?). Потом постарался собрать сведения о мастере. Ученик А. Г. Венецианова Евграф Федорович Крендовский , который родился и всю жизнь провел на Украине, - художник малоизученный. Многие обстоятельства его жизни и даже год смерти не известны. Большинство картин утеряно. Однако незаурядное мастерство говорит само за себя!
К. П. Брюллов. Портрет писателя Н. В. Кукольника (1836). Есть такие картины, с которыми встречаешься в музее, как со старыми друзьями. Сколько себя помню, всегда восхищался этим замечательным романтическим портретом Карла Брюллова. Мне кажется,  перед нами не просто образ одного писателя. Тут сконцентрировалась целая эпоха.
К. П. Брюллов. Портрет писателя Н. В. Кукольника (1836). Есть такие картины, с которыми встречаешься в музее, как со старыми друзьями. Сколько себя помню, всегда восхищался этим замечательным романтическим портретом Карла Брюллова. Мне кажется, перед нами не просто образ одного писателя. Тут сконцентрировалась целая эпоха.
К.П. Брюллов. Портрет княгини А. А. Багратион (1849). Конечно, у Брюллова есть и другие замечательные портреты. Но каждый раз отмечаешь для себя что-то новое. Во время этого визита в Третьяковку привлек портрет княгини Багратион.
К.П. Брюллов. Портрет княгини А. А. Багратион (1849). Конечно, у Брюллова есть и другие замечательные портреты. Но каждый раз отмечаешь для себя что-то новое. Во время этого визита в Третьяковку привлек портрет княгини Багратион.
М. Н. Воробьев. Дуб, раздробленный молнией (1842). Но самое интересное в большом музее это открывать для себя новых художников. Наверно, много раз прежде проходил мимо картины Максима Никифоровича Воробьева, рассеянно скользнув по ней взглядом. А в этот раз остановился и "вдруг почувствовал". Потом уже дома нашел в Интернете историю, связанную с этой картиной, и до конца осознал горечь и образность философской аллегории. Да, все верно, - несчастье, смерть порой обрушиваются на человека внезапно, как удар молнии. И некого винить в происшедшем. Судьба!
М. Н. Воробьев. Дуб, раздробленный молнией (1842). Но самое интересное в большом музее это открывать для себя новых художников. Наверно, много раз прежде проходил мимо картины Максима Никифоровича Воробьева, рассеянно скользнув по ней взглядом. А в этот раз остановился и "вдруг почувствовал". Потом уже дома нашел в Интернете историю, связанную с этой картиной, и до конца осознал горечь и образность философской аллегории. Да, все верно, - несчастье, смерть порой обрушиваются на человека внезапно, как удар молнии. И некого винить в происшедшем. Судьба!
П.А. Ставассер. Сатир и нимфа (1845). Эта скульптурная группа - еще одно маленькое открытие, сделанное для себя во время этой экскурсии. Никогда прежде о Петре Андреевиче Ставассере я не слышал. Оно и не удивительно, поскольку этот рано умерший скульптор (он прожил всего 33 года) успел сделать до обидного мало. "Сатир и нимфа" считается лучшим его творением. И действительно, это произведение - идеал совершенства. Фигуры  исполнены  удивительной грацией, изяществом и пластичностью, под каким бы углом вы на них не смотрели.
П.А. Ставассер. Сатир и нимфа (1845). Эта скульптурная группа - еще одно маленькое открытие, сделанное для себя во время этой экскурсии. Никогда прежде о Петре Андреевиче Ставассере я не слышал. Оно и не удивительно, поскольку этот рано умерший скульптор (он прожил всего 33 года) успел сделать до обидного мало. "Сатир и нимфа" считается лучшим его творением. И действительно, это произведение - идеал совершенства. Фигуры исполнены удивительной грацией, изяществом и пластичностью, под каким бы углом вы на них не смотрели.
Но самое поразительное - это связывающие их взгляды. Сатир, надевающей на ножку девушки сандалию, действует одновременно робко и настойчиво. Рука его, словно случайно, касается обнаженного бедра девушки. В его лукавых, хитрых глазах читается желание. Афанасий Фет, посвятивший группе Ставассера стихотворение, пишет:
"Смотри, как, голову откинувши назад,
Глядит он на тебя и пьет твой аромат,
Как дышат негою его уста и взоры!
Быть может, нехотя ты ищешь в нем опоры,
А стройное твое бедро так горячо Теперь легло к нему на крепкое плечо..."
Но самое поразительное - это связывающие их взгляды. Сатир, надевающей на ножку девушки сандалию, действует одновременно робко и настойчиво. Рука его, словно случайно, касается обнаженного бедра девушки. В его лукавых, хитрых глазах читается желание. Афанасий Фет, посвятивший группе Ставассера стихотворение, пишет: "Смотри, как, голову откинувши назад, Глядит он на тебя и пьет твой аромат, Как дышат негою его уста и взоры! Быть может, нехотя ты ищешь в нем опоры, А стройное твое бедро так горячо Теперь легло к нему на крепкое плечо..."
Головка девушки тоже поразительна. Нимфа чиста и невинна. Во взгляде ее видна некоторая надменность. И вместе с тем на  ее лице лежит печать пробуждающейся ответной страсти. Афанасий Фет заканчивает свое стихотворение такими строками:
"Нет! Мысль твоя чиста и воля неизменна;
Улыбка у тебя насмешливо-надменна.
Но отчего, скажи, - в сознаньи ль красоты
Иль в утомлении так неподвижна ты?
Еще открытое, смежиться хочет око,
И молодая грудь волнуется высоко.
Иль страсть, горящая в сатире молодом,
Пахнула и в тебя томительным огнем?"
Головка девушки тоже поразительна. Нимфа чиста и невинна. Во взгляде ее видна некоторая надменность. И вместе с тем на ее лице лежит печать пробуждающейся ответной страсти. Афанасий Фет заканчивает свое стихотворение такими строками: "Нет! Мысль твоя чиста и воля неизменна; Улыбка у тебя насмешливо-надменна. Но отчего, скажи, - в сознаньи ль красоты Иль в утомлении так неподвижна ты? Еще открытое, смежиться хочет око, И молодая грудь волнуется высоко. Иль страсть, горящая в сатире молодом, Пахнула и в тебя томительным огнем?"
К. А. Зеленцов. Мальчик с кувшином (1845). В этот  визит внимание задержалось на нескольких детских портретах. Капитон Алексеевич Зеленцов - ученик Венецианова. Считается одним из предтечей русской реалистической живописи.
К. А. Зеленцов. Мальчик с кувшином (1845). В этот визит внимание задержалось на нескольких детских портретах. Капитон Алексеевич Зеленцов - ученик Венецианова. Считается одним из предтечей русской реалистической живописи.
П. К. Клодт. Конь с возничим (1850).  Петр Карлович Клодт, как известно, установил на Аничковом мосту четыре скульптурных композиции, показывающих последовательные этапы укрощения коня возничим. Третья из них, наверно, самая драматичная - конь почти что одолел человека.
П. К. Клодт. Конь с возничим (1850). Петр Карлович Клодт, как известно, установил на Аничковом мосту четыре скульптурных композиции, показывающих последовательные этапы укрощения коня возничим. Третья из них, наверно, самая драматичная - конь почти что одолел человека.
П. К. Клодт. Николай I (1856). Этот памятник знаменит  виртуозной точностью расчета. Скульптору удалось таким образом уравновесить тяжелую скульптуру, что она  установлена всего на двух точках опоры.
П. К. Клодт. Николай I (1856). Этот памятник знаменит виртуозной точностью расчета. Скульптору удалось таким образом уравновесить тяжелую скульптуру, что она установлена всего на двух точках опоры.
С. К. Зарянко. Портрет М. В. Воронцовой (1851). Сергей Константинович Зарянко - один из крупнейших мастеров реалистического портрета середины XIX в.  Ему делали заказы многие известные сановники и генералы. Портрет княгини Марии Васильевны Воронцовой - светской львицы и гордой аристократки, входившей в круг доверенных лиц великой княгини Марии Николаевны, -  одно из самых известных произведений художника. Он замечателен как своим психологизмом, проникновением в духовный мир модели, так и высочайшей техникой исполнения (тщательной подборкой освещения, виртуозным воспроизведением блеска атласной ткани и пр.).
С. К. Зарянко. Портрет М. В. Воронцовой (1851). Сергей Константинович Зарянко - один из крупнейших мастеров реалистического портрета середины XIX в. Ему делали заказы многие известные сановники и генералы. Портрет княгини Марии Васильевны Воронцовой - светской львицы и гордой аристократки, входившей в круг доверенных лиц великой княгини Марии Николаевны, - одно из самых известных произведений художника. Он замечателен как своим психологизмом, проникновением в духовный мир модели, так и высочайшей техникой исполнения (тщательной подборкой освещения, виртуозным воспроизведением блеска атласной ткани и пр.).
Ф. П. Толстой. Морфей (1852). Граф Федор Петрович Толстой - известный художник, скульптор, медальер первой половины XIX в. Его картины в поле моего внимания как-то до сих пор не попадали. А вот "Морфей" в этот раз зацепил. Какая изящная и благородная голова! Подлинная классика.
Ф. П. Толстой. Морфей (1852). Граф Федор Петрович Толстой - известный художник, скульптор, медальер первой половины XIX в. Его картины в поле моего внимания как-то до сих пор не попадали. А вот "Морфей" в этот раз зацепил. Какая изящная и благородная голова! Подлинная классика.
А. А. Иванов. Явление Христа народу (1857). Картина Александра Ивановича Иванова знакома всем, поэтому не нуждается в представлении. Известно, что это самое большое полотно Третьяковской галереи (7,5 на 5,4 м), что художник писал свое "Явление" двадцать лет и сделал  к нему более 600 набросков и этюдов, многие из которых сами по себе являются выдающимися произведениями искусства. Скажу только о своем впечатлении. Подобно иконе колоссальный труд Иванова, сконцентрировавший в себе многолетние раздумья и искания, нуждается в длительном созерцании. Картину надо рассматривать очень внимательно, постепенно переходя от одного образа к другому, читать как книгу. Только тогда понимаешь ее огромную значимость. Мастерство, с которым написано это гигантское полотно, просто невероятно. Тщательнейшим образом выписан  буквально каждый его сантиметр. Даже если разрезать картину на куски, все они останутся шедеврами, пусть на них будут изображены только ветви деревьев, струящаяся вода или клочок небесной лазури.
А. А. Иванов. Явление Христа народу (1857). Картина Александра Ивановича Иванова знакома всем, поэтому не нуждается в представлении. Известно, что это самое большое полотно Третьяковской галереи (7,5 на 5,4 м), что художник писал свое "Явление" двадцать лет и сделал к нему более 600 набросков и этюдов, многие из которых сами по себе являются выдающимися произведениями искусства. Скажу только о своем впечатлении. Подобно иконе колоссальный труд Иванова, сконцентрировавший в себе многолетние раздумья и искания, нуждается в длительном созерцании. Картину надо рассматривать очень внимательно, постепенно переходя от одного образа к другому, читать как книгу. Только тогда понимаешь ее огромную значимость. Мастерство, с которым написано это гигантское полотно, просто невероятно. Тщательнейшим образом выписан буквально каждый его сантиметр. Даже если разрезать картину на куски, все они останутся шедеврами, пусть на них будут изображены только ветви деревьев, струящаяся вода или клочок небесной лазури.
А. А. Иванов. Женская голова в повороте Иоанна Крестителя.
А. А. Иванов. Женская голова в повороте Иоанна Крестителя.
С. В. Сухово-Кобылина. Автопортрет (1860). Признаюсь, что до последнего визита в Третьяковку я совершенно не был знаком с творчеством Софьи Васильевны Сухово-Кобылиной. Этот любопытный автопортрет, да еще известная фамилия привлекли мое внимание. Потом выяснил, что Софья Васильевна - сестра знаменитого нашего драматурга Александра Васильевича Сухово-Кобылина. Она была одной из первых женщин, поступивших в Петербургскую Императорскую Академию художеств, которую закончила в 1854 г. с большой золотой медалью. Вся ее дальнейшая жизнь прошла в Италии. Умерла Софья Васильевна в 1867 г. Ей было тогда 42 года.
С. В. Сухово-Кобылина. Автопортрет (1860). Признаюсь, что до последнего визита в Третьяковку я совершенно не был знаком с творчеством Софьи Васильевны Сухово-Кобылиной. Этот любопытный автопортрет, да еще известная фамилия привлекли мое внимание. Потом выяснил, что Софья Васильевна - сестра знаменитого нашего драматурга Александра Васильевича Сухово-Кобылина. Она была одной из первых женщин, поступивших в Петербургскую Императорскую Академию художеств, которую закончила в 1854 г. с большой золотой медалью. Вся ее дальнейшая жизнь прошла в Италии. Умерла Софья Васильевна в 1867 г. Ей было тогда 42 года.
В. И. Якоби. Привал арестантов (1861). Как и прежде, не прошел мимо картин Валерия Ивановича Якоби. Пусть знатоки и поругивают его манеру, мне его творчество всегда было интересно, поскольку каждая его картина имеет занимательный сюжет. "Привал арестантов", имела в свое время большой успех у публики. 27-летний Якоби, заканчивавший курс в Академии художеств, получил за нее большую золотую медаль
В. И. Якоби. Привал арестантов (1861). Как и прежде, не прошел мимо картин Валерия Ивановича Якоби. Пусть знатоки и поругивают его манеру, мне его творчество всегда было интересно, поскольку каждая его картина имеет занимательный сюжет. "Привал арестантов", имела в свое время большой успех у публики. 27-летний Якоби, заканчивавший курс в Академии художеств, получил за нее большую золотую медаль
В. И. Якоби. Шуты при дворе императрицы Анны Иоанновны (1872). Об этой картине, прекрасно характеризующей нравы при дворе Анны Иоанновны, историк Казимир Валишевский написал буквально следующее: "Художник Якоби выставил в Петербурге лет тридцать тому назад весьма любопытную картину, изображавшую утро при дворе Анны Иоанновны в 1740 г. Императрица, страдающая недугом, вскоре сведшим ее в могилу, лежит в постели. Жена Бирона подносит ей лекарство. Бирон стоит у изголовья в небрежной позе и чистит ногти. Ушаков нагнулся к государыне и шепчет ей на ухо новость тайной канцелярии. Калмычка-карлица, Буженинова, сидя на полу около кровати, следит глазами за придворными шутами, играющими посреди комнаты в чехарду. На спину согнувшегося пополам старика, князя А. М. Голицына вспрыгнул его товарищ по дурацкому колпаку, князь Волконский и в свою очередь служит подставкой для веселой физиономии Балакирева, между тем, как четвертый игрок, граф Апраксин, неловко растянулся на полу. Около двери один из соперников Балакирева, Педрилло, упражняется на скрипке, другой, д’Акоста, подбодряет игроков ударами кнута, в чем ему помогает маленький Бирон. Анне, по-видимому, зрелище предоставляет мало интереса, но окружающее ее общество хохочет во все горло. Мы видим красавицу Наталью Лопухину, предназначенную судьбой такой ужасной участи, и около нее графа Левенвольда, ее любовника, и принцессу Гессен-Гонбургскую. Она прекратила свою игру в карты и аплодирует, а далее, в глубине комнаты, другая группа, где бросается в глаза Анна Леопольдовна, будущая регентша, маркиз де ла Шетарди и Лесток, – разделяет их восторг. В стороне граф Миних и князь Трубецкой одни сохраняют важный вид и, по-видимому, беседуют о делах. В углу, рядом с клеткой с попугаями поэт Тредиаковский с видом скромным и терпеливым ожидает слушателей для своей новой оды, рукопись которой он держит. Но даже его сосед, черемис в национальном костюме и негритенок не обращают никакого внимания на его тщедушную особу. Но без сомнения, она не ускользнула от острого взгляда человека, остановившегося на пороге; и окидывающего все собрание неодобрительным взглядом! Это Волынский."
В. И. Якоби. Шуты при дворе императрицы Анны Иоанновны (1872). Об этой картине, прекрасно характеризующей нравы при дворе Анны Иоанновны, историк Казимир Валишевский написал буквально следующее: "Художник Якоби выставил в Петербурге лет тридцать тому назад весьма любопытную картину, изображавшую утро при дворе Анны Иоанновны в 1740 г. Императрица, страдающая недугом, вскоре сведшим ее в могилу, лежит в постели. Жена Бирона подносит ей лекарство. Бирон стоит у изголовья в небрежной позе и чистит ногти. Ушаков нагнулся к государыне и шепчет ей на ухо новость тайной канцелярии. Калмычка-карлица, Буженинова, сидя на полу около кровати, следит глазами за придворными шутами, играющими посреди комнаты в чехарду. На спину согнувшегося пополам старика, князя А. М. Голицына вспрыгнул его товарищ по дурацкому колпаку, князь Волконский и в свою очередь служит подставкой для веселой физиономии Балакирева, между тем, как четвертый игрок, граф Апраксин, неловко растянулся на полу. Около двери один из соперников Балакирева, Педрилло, упражняется на скрипке, другой, д’Акоста, подбодряет игроков ударами кнута, в чем ему помогает маленький Бирон. Анне, по-видимому, зрелище предоставляет мало интереса, но окружающее ее общество хохочет во все горло. Мы видим красавицу Наталью Лопухину, предназначенную судьбой такой ужасной участи, и около нее графа Левенвольда, ее любовника, и принцессу Гессен-Гонбургскую. Она прекратила свою игру в карты и аплодирует, а далее, в глубине комнаты, другая группа, где бросается в глаза Анна Леопольдовна, будущая регентша, маркиз де ла Шетарди и Лесток, – разделяет их восторг. В стороне граф Миних и князь Трубецкой одни сохраняют важный вид и, по-видимому, беседуют о делах. В углу, рядом с клеткой с попугаями поэт Тредиаковский с видом скромным и терпеливым ожидает слушателей для своей новой оды, рукопись которой он держит. Но даже его сосед, черемис в национальном костюме и негритенок не обращают никакого внимания на его тщедушную особу. Но без сомнения, она не ускользнула от острого взгляда человека, остановившегося на пороге; и окидывающего все собрание неодобрительным взглядом! Это Волынский."
М. И. Микешин. Модель памятника 1000-летия России", установленного в Новгороде (1862).  Когда были в Новгороде, конечно, самым внимательным образом осмотрели этот огромный  и необычайно выразительный памятник. В маленькой модели тоже есть своя прелесть: можно охватить одним взглядом всю композицию. Художнику-баталисту Михаилу Осиповичу Микешину было всего 24 года, когда его проект победил на конкурсе, вдохновителем которого выступал  Александр II. Сам он отливкой скульптур не занимался. Эту работу проделал целый коллектив архитекторов, скульпторов и инженеров. Но их имена редко упоминают. Зато Микешена знают все.
М. И. Микешин. Модель памятника 1000-летия России", установленного в Новгороде (1862). Когда были в Новгороде, конечно, самым внимательным образом осмотрели этот огромный и необычайно выразительный памятник. В маленькой модели тоже есть своя прелесть: можно охватить одним взглядом всю композицию. Художнику-баталисту Михаилу Осиповичу Микешину было всего 24 года, когда его проект победил на конкурсе, вдохновителем которого выступал Александр II. Сам он отливкой скульптур не занимался. Эту работу проделал целый коллектив архитекторов, скульпторов и инженеров. Но их имена редко упоминают. Зато Микешена знают все.
В. Г. Перов. "Тройка". Ученики мастеровые везут воду (1866). Перов всегда был одним из любимых моих художников. Хотя я понимаю (и отчасти принимаю) критику в его адрес (со стороны Бенуа и других "мирискусников"). Есть в его картинах определенная нарочитость, желание "пронять". Но ведь он не только стремится, но и достигает своей цели! Его картины действительно пробуждают сильные эмоции. По крайней мере, меня "Тройка" никогда не оставляла равнодушным, сколько бы к ней не возвращался. Она "задевала" еще в детстве, когда рассматривал репродукцию в школьном учебнике. Но, конечно, когда видишь перед собой непосредственно саму картину, воздействие гораздо сильнее. Замечаешь множество деталей, которые на мелкой иллюстрации теряются: застиранную юбку девочки, ее большие, не по возрасту ботинки, грязный снег под ногами и пр. Но главное, конечно лица детей, на которых лежит печать сверхчеловеческого напряжения: тут и порыв, и усталость, и отчаяние, и надежда...  Картина и восхищает и ужасает одновременно. Душевная красота накладывается на невероятную убогость обстановки. Однако грубый реализм не подавляет зрителя. Ощущается в этом полотне какая-то высокая духовность, так что отходишь от нее не угнетенным, а как бы просветленным  страданием.
В. Г. Перов. "Тройка". Ученики мастеровые везут воду (1866). Перов всегда был одним из любимых моих художников. Хотя я понимаю (и отчасти принимаю) критику в его адрес (со стороны Бенуа и других "мирискусников"). Есть в его картинах определенная нарочитость, желание "пронять". Но ведь он не только стремится, но и достигает своей цели! Его картины действительно пробуждают сильные эмоции. По крайней мере, меня "Тройка" никогда не оставляла равнодушным, сколько бы к ней не возвращался. Она "задевала" еще в детстве, когда рассматривал репродукцию в школьном учебнике. Но, конечно, когда видишь перед собой непосредственно саму картину, воздействие гораздо сильнее. Замечаешь множество деталей, которые на мелкой иллюстрации теряются: застиранную юбку девочки, ее большие, не по возрасту ботинки, грязный снег под ногами и пр. Но главное, конечно лица детей, на которых лежит печать сверхчеловеческого напряжения: тут и порыв, и усталость, и отчаяние, и надежда... Картина и восхищает и ужасает одновременно. Душевная красота накладывается на невероятную убогость обстановки. Однако грубый реализм не подавляет зрителя. Ощущается в этом полотне какая-то высокая духовность, так что отходишь от нее не угнетенным, а как бы просветленным страданием.
Ф. А. Васильев. После грозы (1868). Федор Александрович Васильев прожил до обидного мало - он умер от туберкулеза, когда ему было всего 23 года. Тем не менее, он успел сделать удивительно много. Его творчество сыграло важную роль в развитии русской пейзажной живописи.  "После грозы" - одна из ранних картин Васильева. Он написал ее, когда ему было 18 лет.
Ф. А. Васильев. После грозы (1868). Федор Александрович Васильев прожил до обидного мало - он умер от туберкулеза, когда ему было всего 23 года. Тем не менее, он успел сделать удивительно много. Его творчество сыграло важную роль в развитии русской пейзажной живописи. "После грозы" - одна из ранних картин Васильева. Он написал ее, когда ему было 18 лет.
Л. А. Верецкий. Девочка и мальчик с птичкой (1868). В этот раз привлекли внимание две очаровательные  работы Николая Акимовича Верецкого. Как и многие другие наши  скульпторы XIX в., он почти всю жизнь прожил в Италии. Но регулярно радовал русскую публику присылаемыми оттуда работами. За скульптурную группу "Девочка и мальчик с птичкой", подкупающую своей непосредственностью, Верецкий был удостоен звания академика.
Л. А. Верецкий. Девочка и мальчик с птичкой (1868). В этот раз привлекли внимание две очаровательные работы Николая Акимовича Верецкого. Как и многие другие наши скульпторы XIX в., он почти всю жизнь прожил в Италии. Но регулярно радовал русскую публику присылаемыми оттуда работами. За скульптурную группу "Девочка и мальчик с птичкой", подкупающую своей непосредственностью, Верецкий был удостоен звания академика.
Л. А. Верецкий. Мальчик-неаполитанец с обезьянкой (1870). Эта скульптурная группа была выполнена мастером  по заказу  П. М. Третьякова, который высоко ценил талант Верецкого.
Л. А. Верецкий. Мальчик-неаполитанец с обезьянкой (1870). Эта скульптурная группа была выполнена мастером по заказу П. М. Третьякова, который высоко ценил талант Верецкого.
А. К. Саврасов. Грачи прилетели (1871). Картина эта, конечно, всем известна с детства, поскольку давно стала хрестоматийной. Хотя, на самом деле, ни одна репродукция не способна передать ее необычайные достоинства. Ведь, что бы там не говорили, а главное в этом полотне вовсе не грачи, а поразительное мастерство, с которым изображены на ней прозрачный, сырой воздух, рыхлый тающий снег и лужи с отражающимся в них небом. Сырость, тепло, дыхание подступающей весны ощущаются буквально в каждом мазке.  Картина произвела при своем появлении на 1-й выставке Товарищества передвижников подлинный фурор. С нее начался расцвет русской реалистической пейзажной живописи.
А. К. Саврасов. Грачи прилетели (1871). Картина эта, конечно, всем известна с детства, поскольку давно стала хрестоматийной. Хотя, на самом деле, ни одна репродукция не способна передать ее необычайные достоинства. Ведь, что бы там не говорили, а главное в этом полотне вовсе не грачи, а поразительное мастерство, с которым изображены на ней прозрачный, сырой воздух, рыхлый тающий снег и лужи с отражающимся в них небом. Сырость, тепло, дыхание подступающей весны ощущаются буквально в каждом мазке. Картина произвела при своем появлении на 1-й выставке Товарищества передвижников подлинный фурор. С нее начался расцвет русской реалистической пейзажной живописи.
В. В. Верещагин. У крепостной стены. "Пусть войдут" (1871).  Живые, яркие картины Василия Васильевича Верещагина никогда не оставляли меня равнодушным. Вот и в этот раз не без труда определился, какие картины выбрать для своей маленькой подборки "самых-самых". "Пусть войдут" увлекла  ощущением тревожного напряжения, запечалившегося в лицах  и фигурах ожидающих атаки русских солдат. Дома нагуглил, что на картине изображен один из самых напряженных эпизодов обороны недавно захваченного русскими Самарканда от войск осаждавших его шахрисябцев. Прапорщик Верещагин принимал в этом бою непосредственное участи и был награжден за отвагу георгиевским крестом. После он вспоминал: "Сильный шум, но ничего еще нет… слышны уже крики отдельных голосов, очевидно, они направляются к пролому, невдалеке от нас; мы… притаились у стены, ждем. – Пойдем на стену, встретим их там, – шепчу я Назарову, наскучив ожиданием. – Тсс! – отвечает он мне, – пусть войдут!»"
В. В. Верещагин. У крепостной стены. "Пусть войдут" (1871). Живые, яркие картины Василия Васильевича Верещагина никогда не оставляли меня равнодушным. Вот и в этот раз не без труда определился, какие картины выбрать для своей маленькой подборки "самых-самых". "Пусть войдут" увлекла ощущением тревожного напряжения, запечалившегося в лицах и фигурах ожидающих атаки русских солдат. Дома нагуглил, что на картине изображен один из самых напряженных эпизодов обороны недавно захваченного русскими Самарканда от войск осаждавших его шахрисябцев. Прапорщик Верещагин принимал в этом бою непосредственное участи и был награжден за отвагу георгиевским крестом. После он вспоминал: "Сильный шум, но ничего еще нет… слышны уже крики отдельных голосов, очевидно, они направляются к пролому, невдалеке от нас; мы… притаились у стены, ждем. – Пойдем на стену, встретим их там, – шепчу я Назарову, наскучив ожиданием. – Тсс! – отвечает он мне, – пусть войдут!»"
В. В. Верещагин. Торжествуют (1872). Эта картина привлекает внимание, прежде всего,  своим колоритом: голубые изразцы на стенах великолепного медресе, яркие разноцветные халаты жителей Самарканда, пронизанное солнечным светом голубое небо...  Народ собрался на главной площади города Регистан не просто так. Люди самозабвенно внимают речам муллы (он в центре). Как следует из названия, жители столицы "торжествуют"  - радуются победе над русским отрядом. Подтверждением этой победы служат головы русских солдат, насаженные на высокие шесты.
В. В. Верещагин. Торжествуют (1872). Эта картина привлекает внимание, прежде всего, своим колоритом: голубые изразцы на стенах великолепного медресе, яркие разноцветные халаты жителей Самарканда, пронизанное солнечным светом голубое небо... Народ собрался на главной площади города Регистан не просто так. Люди самозабвенно внимают речам муллы (он в центре). Как следует из названия, жители столицы "торжествуют" - радуются победе над русским отрядом. Подтверждением этой победы служат головы русских солдат, насаженные на высокие шесты.
В. В. Верещагин. Двери Тимура (Тамерлана) (1872). Картины Верещагина, кроме того, что они  являются несомненными шедеврами живописи, представляют собой  необычайно выразительный документ эпохи успешных колониальных войн России. Когда за два коротких десятилетия к Российской империи была присоединена огромная по площади и многолюдная Средняя Азия. Экзотический мир Востока врывается в русское искусство.  Если до этого он ассоциировался с Кавказом и Крымом, то теперь у России появилась своя собственная "Индия". Творчество Верещагина, несмотря на то, что оно глубоко реалистично, создает вместе с тем удивительную атмосферу "сказочного Востока". Хорошо помню это ощущение, когда в детстве рассматривал "Двери Тимура" на иллюстрации в школьном учебнике. Непосредственное восприятие картины, конечно, еще сильнее. Два воина, застывшие у резных  дверей мавзолея Гур-Эмир, сразу притягивают к себе взгляд. Монументальные, незыблемые, они словно воплощают в себе саму идею восточной цивилизации, ее великое прошлое и настоящее.
В. В. Верещагин. Двери Тимура (Тамерлана) (1872). Картины Верещагина, кроме того, что они являются несомненными шедеврами живописи, представляют собой необычайно выразительный документ эпохи успешных колониальных войн России. Когда за два коротких десятилетия к Российской империи была присоединена огромная по площади и многолюдная Средняя Азия. Экзотический мир Востока врывается в русское искусство. Если до этого он ассоциировался с Кавказом и Крымом, то теперь у России появилась своя собственная "Индия". Творчество Верещагина, несмотря на то, что оно глубоко реалистично, создает вместе с тем удивительную атмосферу "сказочного Востока". Хорошо помню это ощущение, когда в детстве рассматривал "Двери Тимура" на иллюстрации в школьном учебнике. Непосредственное восприятие картины, конечно, еще сильнее. Два воина, застывшие у резных дверей мавзолея Гур-Эмир, сразу притягивают к себе взгляд. Монументальные, незыблемые, они словно воплощают в себе саму идею восточной цивилизации, ее великое прошлое и настоящее.
В. В. Верещагин. Мавзолей Тадж-Махал в Агре (1875). Эта замечательная картина написана Верещагиным во время путешествия по Индии и Тибету.  Тадж-Махал, одна из жемчужин восточной архитектуры, предстает на его полотне во всем своем великолепии: отражающимся в водной глади, в обрамлении красных стен и на фоне ярко-голубого неба, . Словно драгоценный камень в изысканной оправе.
В. В. Верещагин. Мавзолей Тадж-Махал в Агре (1875). Эта замечательная картина написана Верещагиным во время путешествия по Индии и Тибету. Тадж-Махал, одна из жемчужин восточной архитектуры, предстает на его полотне во всем своем великолепии: отражающимся в водной глади, в обрамлении красных стен и на фоне ярко-голубого неба, . Словно драгоценный камень в изысканной оправе.
М. М. Антокольский. Петр I (1872). Марк Матвеевич (Мордух Матысович) Антокольский - правоверный  иудей по рождению, большую часть своей жизни проживший за границей в Италии, тем не менее по праву считается величайшим российским скульптором второй половины XIX. Об этом свидетельствет сама тематика его работ, неразрывно связанных с русской историей, поразительно глубокое проникновение в ее суть и ее дух. Редкий дар Антокольского проявился уже  в его ранней работе - скульптуре Петра I. Она настолько выразительна и монументальна, что сразу просится на постамент. И действительно, памятники Петру, отлитые по модели Антокольского, установлены  в Петергофе (1883), Петербурге ‒ два памятника (1909 и 1910), в Таганроге (1903) и Архангельске (1911).
М. М. Антокольский. Петр I (1872). Марк Матвеевич (Мордух Матысович) Антокольский - правоверный иудей по рождению, большую часть своей жизни проживший за границей в Италии, тем не менее по праву считается величайшим российским скульптором второй половины XIX. Об этом свидетельствет сама тематика его работ, неразрывно связанных с русской историей, поразительно глубокое проникновение в ее суть и ее дух. Редкий дар Антокольского проявился уже в его ранней работе - скульптуре Петра I. Она настолько выразительна и монументальна, что сразу просится на постамент. И действительно, памятники Петру, отлитые по модели Антокольского, установлены в Петергофе (1883), Петербурге ‒ два памятника (1909 и 1910), в Таганроге (1903) и Архангельске (1911).
М. М. Антокольский. Царь Иоанн Васильевич Грозный (1875). Самая знаменитая скульптура Антокольского. Пожалуй, ни в одном другом произведении искусства характер этого царя, его мучительная внутренняя трагедия  не получили такого полного и глубокого выражения. Осматривать ее надо не торопясь, с разных точек.  Обходя скульптуру слева направо, сначала видишь  впившуюся в подлокотник трона руку и лицо, искаженное гримасой закипающего гнева. Лик царя тверд и грозен.   Но с противоположной точки - совсем другая картина: голова горестно опущена, фигура сгибается в изнеможении, на лице - печать страдания и, возможно, раскаяния.... Впервые "Иоанн Грозный" был выставлен в зале Академии художеств в 1871 г. и произвел подлинный фурор. Имя молодого скульптора (ему было тогда 28 лет) сразу стало знаменитым. «По силе замысла, по мастерству и красоте исполнения, по глубокому проникновению в историческое значение и самую душу  ‒ статуя эта решительно превосходит всё, что являлось у нас до сих пор в этом роде..." -  писал И.С. Тургенев. Вчерашний студент Антокольский сразу был удостоен звания академика. Выставленную в музее статую Антокольский высек в 1875 г. специально по заказу П. М. Третьякова.
М. М. Антокольский. Царь Иоанн Васильевич Грозный (1875). Самая знаменитая скульптура Антокольского. Пожалуй, ни в одном другом произведении искусства характер этого царя, его мучительная внутренняя трагедия не получили такого полного и глубокого выражения. Осматривать ее надо не торопясь, с разных точек. Обходя скульптуру слева направо, сначала видишь впившуюся в подлокотник трона руку и лицо, искаженное гримасой закипающего гнева. Лик царя тверд и грозен. Но с противоположной точки - совсем другая картина: голова горестно опущена, фигура сгибается в изнеможении, на лице - печать страдания и, возможно, раскаяния.... Впервые "Иоанн Грозный" был выставлен в зале Академии художеств в 1871 г. и произвел подлинный фурор. Имя молодого скульптора (ему было тогда 28 лет) сразу стало знаменитым. «По силе замысла, по мастерству и красоте исполнения, по глубокому проникновению в историческое значение и самую душу ‒ статуя эта решительно превосходит всё, что являлось у нас до сих пор в этом роде..." - писал И.С. Тургенев. Вчерашний студент Антокольский сразу был удостоен звания академика. Выставленную в музее статую Антокольский высек в 1875 г. специально по заказу П. М. Третьякова.
М. М. Антокольский. Христианская мученица. "Не от мира сего" (1888). Этот образ Антокольского воспринимается особенно остро по контрасту с предыдущим. Прошедшая через муки, но не отрекшаяся от веры прекрасная девушка сидит в одиночестве в каком-то тихом уголке, отрешенная от всего происходящего. Вокруг нее - только голуби (символ Святого Духа). Особенно поразителен взгляд ее ослепленных, невидящих глаз, которые видят то, что недоступно всем остальным.
М. М. Антокольский. Христианская мученица. "Не от мира сего" (1888). Этот образ Антокольского воспринимается особенно остро по контрасту с предыдущим. Прошедшая через муки, но не отрекшаяся от веры прекрасная девушка сидит в одиночестве в каком-то тихом уголке, отрешенная от всего происходящего. Вокруг нее - только голуби (символ Святого Духа). Особенно поразителен взгляд ее ослепленных, невидящих глаз, которые видят то, что недоступно всем остальным.
И. К. Айвазовский. Радуга (1873). Я не являюсь поклонником Айвазовского. В большинстве своем его марины меня мало  трогают. Хотя среди картин, которые этот плодовитый художник штамповал в огромном количестве, встречаются порой неожиданные откровения. Мгновение, запечатленное на "Радуге", как раз одно из них. Луч солнца, прорвавшийся сквозь тучи, озаряет происходящее ярким светом. Бушующая стихия словно замерла в положении гармоничного равновесия, а внезапно явившаяся радуга обещает спасение отчаявшимся людям... Да, в этом что-то есть! И эта картина меня задела.
И. К. Айвазовский. Радуга (1873). Я не являюсь поклонником Айвазовского. В большинстве своем его марины меня мало трогают. Хотя среди картин, которые этот плодовитый художник штамповал в огромном количестве, встречаются порой неожиданные откровения. Мгновение, запечатленное на "Радуге", как раз одно из них. Луч солнца, прорвавшийся сквозь тучи, озаряет происходящее ярким светом. Бушующая стихия словно замерла в положении гармоничного равновесия, а внезапно явившаяся радуга обещает спасение отчаявшимся людям... Да, в этом что-то есть! И эта картина меня задела.
Е. А. Лансере. Запорожец после битвы (1873). Евгений Александрович Лансере прожил всего 38 лет. Пишут, что за свою короткую жизнь он успел создать более четырехсот замечательных скульптур. Его считают одним из лучших в мире мастеров малой пластики второй половины XIX века. В самом деле, рассматривать его произведения - подлинное наслаждение. Столько в них жизни и вкуса. И сколько разнообразия. Лансаре обожал лошадей  и умел замечательно их лепить. Впрочем, и люди получались у него ничуть не хуже.
Е. А. Лансере. Запорожец после битвы (1873). Евгений Александрович Лансере прожил всего 38 лет. Пишут, что за свою короткую жизнь он успел создать более четырехсот замечательных скульптур. Его считают одним из лучших в мире мастеров малой пластики второй половины XIX века. В самом деле, рассматривать его произведения - подлинное наслаждение. Столько в них жизни и вкуса. И сколько разнообразия. Лансаре обожал лошадей и умел замечательно их лепить. Впрочем, и люди получались у него ничуть не хуже.
Е. А. Лансере. Казак в степи (1870-е гг.).
Е. А. Лансере. Казак в степи (1870-е гг.).

Полезные ссылки:

✔️ Кэшбэк 4% при бронировании на Ostrovok.ru. Более 3000 отзывов.

✔️ Кэшбэк до 5% при бронировании отеля на Яндекс.Путешествия.

✔️ Кэшбэк 3% при бронировании жилья на Суточно.ру.

✔️ Кэшбэк до 2% при покупке авиабилетов на Aviasales.

✔️ Русские гиды и экскурсии по всему миру. Трансферы, услуги фотографов и многое другое.

✔️ Дешевые авиабилеты? Конечно Aviasales.

Комментарии к альбому