Турист Константин (vladkonst)
Константин
был сегодня 17:50
Фотоальбом

Хибины

Canon PowerShot SX500 IS
8 20

Известная народная мудрость гласит: «умный в гору не пойдет»… Постарается как-нибудь обойти её стороной. Мы же поступили с точностью до наоборот — специально сделали крюк, чтобы оказаться в Хибинах. И скажу сразу — ни капли об этом не пожалели…

После четырехчасового переезда на поезде (во второй день путешествия) мы добрались из Мурманска до Апатит. С вокзала отправились на такси в соседний город Кировск. Помимо добычи апатитов для производства фосфатных удобрений он в последнее время приобрел широкую известность как лыжный курорт. Горнолыжный сезон продолжается в Хибинах до мая месяца и собирает достаточно много народа. Но в августе здесь тишина. Наш отель «Горница» был почти пустой. Перед тем как отправиться в путь я просмотрел несколько фотоальбомов. На фото Кировск выглядит неплохо, по крайней мере, гораздо лучше, чем можно было бы ожидать для заштатного городка за полярным кругом. Но сами мы так и не собрались прогуляться по улицам. Цель визита была совсем другая — совершить поход в Хибины. Задолго до поездки начал я искать по Интернету местных проводников. В конце концов удалось списаться с аспирантом Глебом, который в свободное от учебы время подрабатывает тем, что водит в горы туристов.

При обсуждении маршрута мы благоразумно отказались от идеи покорить один из местных «тысячников» (всего их, кажется, три) и избрали более скромную цель — подняться от санатория «Тирвас» до перевала Географов (650 м) и вернуться обратно. Во-первых, шестьсот пятьдесят метров тоже немало (особенно для тех, кто и на четвертый этаж привык подниматься на лифте), а, во-вторых, что-то подсказывало нам, что Хибины это не совсем те «туристические» горы, по которым мы гуляли в Греции и Хорватии. Так что перевала Географов нам хватило вполне. Даже с избытком…

Утро третьего дня нашего путешествия было довольно прохладное, сеял мелкий дождик. Часть пути нам пришлось проделать в плащах. От "Тирваса" в сторону озера Малый Вудъявр тянется хорошая грунтовка. По ней стремительно носятся самосвалы - доставляют из карьеров руду на обогатительную фабрику. Добыча апатитов, кстати, ширится. "Промышленные люди" продвигаются дальше в горы, вырубают под рудники леса. Местные активисты экологических организаций стараются этому противиться. И правда, жаль, если такая красота исчезнет. Но с другой стороны, добыча и переработка апатита - становой хребет местной экономики. Если она прекратится, очень многие останутся без всякой работы.
Утро третьего дня нашего путешествия было довольно прохладное, сеял мелкий дождик. Часть пути нам пришлось проделать в плащах. От "Тирваса" в сторону озера Малый Вудъявр тянется хорошая грунтовка. По ней стремительно носятся самосвалы - доставляют из карьеров руду на обогатительную фабрику. Добыча апатитов, кстати, ширится. "Промышленные люди" продвигаются дальше в горы, вырубают под рудники леса. Местные активисты экологических организаций стараются этому противиться. И правда, жаль, если такая красота исчезнет. Но с другой стороны, добыча и переработка апатита - становой хребет местной экономики. Если она прекратится, очень многие останутся без всякой работы.
Туман и низкие облака цепляются за вершины гор. Влага струится отовсюду. Однако, комаров и мошек нет совсем. Сезон прошел.
Туман и низкие облака цепляются за вершины гор. Влага струится отовсюду. Однако, комаров и мошек нет совсем. Сезон прошел.
Северную природу лучше созерцать, присев на корточки. Она очень красивая и хрупкая.
Северную природу лучше созерцать, присев на корточки. Она очень красивая и хрупкая.
Гора Тахтарвумчорр.
Гора Тахтарвумчорр.
При желании можно было набрать знатных грибов. Только нам они ни к чему. Сфотографировали и оставили для местных.
При желании можно было набрать знатных грибов. Только нам они ни к чему. Сфотографировали и оставили для местных.
Озеро Малый Вудъявр. Кстати, сам Кировск стоит на берегах Большого Вудъявра. Оно значительно крупнее и тоже очень живописное. Жаль, мы видели его только из окошка такси.
Озеро Малый Вудъявр. Кстати, сам Кировск стоит на берегах Большого Вудъявра. Оно значительно крупнее и тоже очень живописное. Жаль, мы видели его только из окошка такси.
Из Малого озера в Большое течет речка. Но названия ее почему-то никто не знает, даже Глеб. И на карте она никак не названа.
Из Малого озера в Большое течет речка. Но названия ее почему-то никто не знает, даже Глеб. И на карте она никак не названа.
Нам пришлось переходить ее вброд по камушкам. Ничего трудного, но вода холоднющая.
Нам пришлось переходить ее вброд по камушкам. Ничего трудного, но вода холоднющая.
От берегов озера началось наше восхождение по склону горы Вудъярчарр.
От берегов озера началось наше восхождение по склону горы Вудъярчарр.
Тропа петляет через редкий лес.
Тропа петляет через редкий лес.
Чуть-чуть поднялись и вид совсем другой.
Чуть-чуть поднялись и вид совсем другой.
Лес кончается. Теперь озеро как на ладони.
Лес кончается. Теперь озеро как на ладони.
На границе леса и тундры. Она в Хибинах проходит низко.
На границе леса и тундры. Она в Хибинах проходит низко.
Тундра по-своему тоже очень красива. Роскошный мох всех цветов и замшелые камни. Чем выше, тем их становится больше.
Тундра по-своему тоже очень красива. Роскошный мох всех цветов и замшелые камни. Чем выше, тем их становится больше.
Между тем дождь кончился. Туман быстро поднялся, открывая долину и хребет Пачвумчорр.
Между тем дождь кончился. Туман быстро поднялся, открывая долину и хребет Пачвумчорр.
А выше это не туман. Облака.
А выше это не туман. Облака.
Хибины хоть и маленькие горы, но настоящие. Они не только прекрасны, но и опасны. В первое время, пока строители Кировска (в то время Хибиногорска) осваивались, здесь много людей гибло в лавинах. Не случайно первая в Советском Союзе противолавинная служба была создана ни где-нибудь на Кавказе или в Памире, а здесь, в Хибинах.
Хибины хоть и маленькие горы, но настоящие. Они не только прекрасны, но и опасны. В первое время, пока строители Кировска (в то время Хибиногорска) осваивались, здесь много людей гибло в лавинах. Не случайно первая в Советском Союзе противолавинная служба была создана ни где-нибудь на Кавказе или в Памире, а здесь, в Хибинах.
Долина Кукисвумчорр.
Долина Кукисвумчорр.
А это крутые склоны Вудъяврчарра. Выглядят немного устрашающе. Кое-где еще не стаял прошлогодний снег, хотя это лето по северным меркам было необычайно жарким. К счастью, нам не туда, нам на перевал.
А это крутые склоны Вудъяврчарра. Выглядят немного устрашающе. Кое-где еще не стаял прошлогодний снег, хотя это лето по северным меркам было необычайно жарким. К счастью, нам не туда, нам на перевал.
Впрочем, снизу он выглядит не очень пологим. Неужели нам придётся карабкаться на эти кручи?
Впрочем, снизу он выглядит не очень пологим. Неужели нам придётся карабкаться на эти кручи?
Но красота необычайная. Просто дух захватывает.
Но красота необычайная. Просто дух захватывает.
На фоне склонов Вудъяврчарра.
На фоне склонов Вудъяврчарра.
Долина между хребтами.
Долина между хребтами.
Все выше и выше!
Все выше и выше!
Тундра кончилась. Остались только груды черных камней. Вот он перевал Географов. Честно говоря, мы представляли его другим.
Тундра кончилась. Остались только груды черных камней. Вот он перевал Географов. Честно говоря, мы представляли его другим.
По пути нас обогнала группа альпинистов. Такие все из себя экипированные. Пошли вперед и бодренько полезли вверх по камням. Вот так восхождение выглядит со стороны. Нам пришлось повторить все их эволюции.
По пути нас обогнала группа альпинистов. Такие все из себя экипированные. Пошли вперед и бодренько полезли вверх по камням. Вот так восхождение выглядит со стороны. Нам пришлось повторить все их эволюции.
Тающий лед.
Тающий лед.
Мы отважно лезем вверх. Прекрасная горная долина постепенно скрывается за рваными скалами. Скоро вокруг нас остались одни только камни.
Мы отважно лезем вверх. Прекрасная горная долина постепенно скрывается за рваными скалами. Скоро вокруг нас остались одни только камни.
Это вам не туристическая тропа с указателями и скамейками. Да и тропы никакой нет. Одни лишь каменные глыбы. И когда мы полезли по ним вверх, тут шутки и разговоры кончились. Пришлось пользоваться и ногами и руками (а при спуске и другими местами). Перебираясь с камня на камень на трех-четырех метровой высоте надо было все внимательно оглядывать и ощупывать. Камни не все надежны, и "навернуться" сверху вниз было очень даже легко.
Это вам не туристическая тропа с указателями и скамейками. Да и тропы никакой нет. Одни лишь каменные глыбы. И когда мы полезли по ним вверх, тут шутки и разговоры кончились. Пришлось пользоваться и ногами и руками (а при спуске и другими местами). Перебираясь с камня на камень на трех-четырех метровой высоте надо было все внимательно оглядывать и ощупывать. Камни не все надежны, и "навернуться" сверху вниз было очень даже легко.
Наконец впереди показался просвет - спуск в сторону Апатит.
Наконец впереди показался просвет - спуск в сторону Апатит.
Но мы туда не собирались. Вот этот скромный знак, обозначающий седловину перевала, и был нашей целью. Добрались!
Но мы туда не собирались. Вот этот скромный знак, обозначающий седловину перевала, и был нашей целью. Добрались!
"На вершине стоял хмельной..." Это теперь немного и про нас!
"На вершине стоял хмельной..." Это теперь немного и про нас!
Заглянули за другую сторону хребта и назад...
Заглянули за другую сторону хребта и назад...
И как теперь спускаться, непонятно.
И как теперь спускаться, непонятно.
Ветер наверху довольно свежий. Хотя всего 650 м, а чувствуется высота. Наша спутница Люба старается укрыться за скалой от его порывов.
Ветер наверху довольно свежий. Хотя всего 650 м, а чувствуется высота. Наша спутница Люба старается укрыться за скалой от его порывов.
Наконец выбрались из ущелья.
Наконец выбрались из ущелья.
Вместо скользких камней под ногами приятно пружинит мох....
Вместо скользких камней под ногами приятно пружинит мох....
Каменистая тундра.
Каменистая тундра.
Все ниже и ниже...
Все ниже и ниже...
Солнце иногда проглядывает сквозь облака.
Солнце иногда проглядывает сквозь облака.
Жизнь возвращается.
Жизнь возвращается.
Мы в долине. Идем обратно в сторону санатория.
Мы в долине. Идем обратно в сторону санатория.
Теперь осталось немного.
Теперь осталось немного.
А вот и асфальт. Здесь можно вызвать такси...
И несколько слов в заключении. После возвращения в гостиницу, горячего душа и ужина мы отдыхали полные впечатлений. В город так и не вышли. Потом была дорога до Апатит и посадка на ночной поезд, который унес нас на юг к нашей следующей цели - Соловецким островам. Да, Хибины были всего лишь одним из эпизодов нашего путешествия. Но эпизодом ярким, полнокровным. Мы их не просто увидели, мы почувствовали  эти горы своими ногами и руками. И теперь уж точно никогда не забудем...
А вот и асфальт. Здесь можно вызвать такси... И несколько слов в заключении. После возвращения в гостиницу, горячего душа и ужина мы отдыхали полные впечатлений. В город так и не вышли. Потом была дорога до Апатит и посадка на ночной поезд, который унес нас на юг к нашей следующей цели - Соловецким островам. Да, Хибины были всего лишь одним из эпизодов нашего путешествия. Но эпизодом ярким, полнокровным. Мы их не просто увидели, мы почувствовали эти горы своими ногами и руками. И теперь уж точно никогда не забудем...
Комментарии к альбому