Турист Константин (vladkonst)
Константин
был 1 декабря 21:45
Фотоальбом

Женева (Бавария + Швейцария)

Canon PowerShot SX500 IS, Canon PowerShot A2500
12 13
Женева — Швейцария Май 2018

Признаюсь, что отправляясь в Швейцарию, я больше всего мечтал увидеть Женеву. А в результате этот город оказался самым безликим. Не то что бы я разочаровался, скорее, ничем не вдохновился. Может быть, мало времени, хотя, с другой стороны, новое место либо сразу поражает, либо оставляет навсегда равнодушным. В моем воображении Женева представлялась городом Кальвина и Руссо. Но, как выяснилось, Руссо и даже Кальвин здесь далекое, неактуальное прошлое. А Женева не живет прошлым. Она вся в настоящем.

Прежде, чем говорить о Женеве, несколько слов о месте нашего базирования. Вечером третьего дня, покинув Цюрих, мы попали в огромную пробку (увы, пробки в Швейцарии такая же реальность, как в Москве).Только поздно вечером добрались  до своего отеля в городке Арбург (кантон Аргау, в 65 км от Берна). Здесь нам предстояло провести три ночи. Уже дома, забравшись в Интернет, я узнал, что этот тихий городок полон достопримечательностей.  Тут есть замок, живописная река Аар, интересная архитектура. Ничего этого (за исключением центральной площади, где располагался наш отель) мы не увидели. Ранние выезды, поздние возвращения, усталость не располагали к прогулкам.  Нельзя объять необъятное...
Прежде, чем говорить о Женеве, несколько слов о месте нашего базирования. Вечером третьего дня, покинув Цюрих, мы попали в огромную пробку (увы, пробки в Швейцарии такая же реальность, как в Москве).Только поздно вечером добрались до своего отеля в городке Арбург (кантон Аргау, в 65 км от Берна). Здесь нам предстояло провести три ночи. Уже дома, забравшись в Интернет, я узнал, что этот тихий городок полон достопримечательностей. Тут есть замок, живописная река Аар, интересная архитектура. Ничего этого (за исключением центральной площади, где располагался наш отель) мы не увидели. Ранние выезды, поздние возвращения, усталость не располагали к прогулкам. Нельзя объять необъятное...
Наш отель "Корона". Номера были приличные, но завтраки ниже всякой критики. Таких скудных и убогих рационов нам больше нигде не предлагали. По утрам мы тихо вздыхали, вспоминая Баварию, но, впрочем,  не очень на этом зацикливались. Ведь не за завтраками же мы сюда приехали!
Наш отель "Корона". Номера были приличные, но завтраки ниже всякой критики. Таких скудных и убогих рационов нам больше нигде не предлагали. По утрам мы тихо вздыхали, вспоминая Баварию, но, впрочем, не очень на этом зацикливались. Ведь не за завтраками же мы сюда приехали!
Программа четвертого дня путешествия была насыщенной. Нам предстояло посетить франкоязычные кантоны Швейцарии, увидеть Женеву, курортный город Монтрё, воспетый Байроном Шильонский замок и всю ту часть страны, которую называют Швейцарской Ривьерой. Погода была переменчивой - то  дождь, то солнце. Мы были готовы ко всему, и дождь нас не очень угнетал. Жалко  только, что из-за низкой облачности и тумана оказались скрыты многие замечательные виды этого живописного уголка Швейцарии. Первым делом автобус доставил нас в Женеву на площадь Наций, к Сломанному Стулу. Памятник этот был установлен перед главным входом во Дворец Наций (европейскую штаб-квартиру ООН) 
 в связи с подписанием международной конвенции о запрете противопехотных мин и бомбовых кассет.
Программа четвертого дня путешествия была насыщенной. Нам предстояло посетить франкоязычные кантоны Швейцарии, увидеть Женеву, курортный город Монтрё, воспетый Байроном Шильонский замок и всю ту часть страны, которую называют Швейцарской Ривьерой. Погода была переменчивой - то дождь, то солнце. Мы были готовы ко всему, и дождь нас не очень угнетал. Жалко только, что из-за низкой облачности и тумана оказались скрыты многие замечательные виды этого живописного уголка Швейцарии. Первым делом автобус доставил нас в Женеву на площадь Наций, к Сломанному Стулу. Памятник этот был установлен перед главным входом во Дворец Наций (европейскую штаб-квартиру ООН) в связи с подписанием международной конвенции о запрете противопехотных мин и бомбовых кассет.
Дворец Наций и аллея флагов.
Дворец Наций и аллея флагов.
Здесь же на площади Наций международное бюро Всемирной организации интеллектуальной собственности.
Здесь же на площади Наций международное бюро Всемирной организации интеллектуальной собственности.
Напротив - Междунаро́дный сою́з электросвя́зи (англ. International Telecommunication Union, ITU) — организация, определяющая рекомендации в области телекоммуникаций и радио. Как известно, в Женеве сосредоточено огромное количество всяких международных организаций, но нам больше ничего не показали. Можно отметить, что, в отличие от Брюсселя, здания международных офисов в Женеве   не безликие железобетонные коробки. От Дворца Наций мы отправились знакомиться со старым городом.
Напротив - Междунаро́дный сою́з электросвя́зи (англ. International Telecommunication Union, ITU) — организация, определяющая рекомендации в области телекоммуникаций и радио. Как известно, в Женеве сосредоточено огромное количество всяких международных организаций, но нам больше ничего не показали. Можно отметить, что, в отличие от Брюсселя, здания международных офисов в Женеве не безликие железобетонные коробки. От Дворца Наций мы отправились знакомиться со старым городом.
Новая площадь. Памятник генералу Дюфуру, одному из основателей Международной организации Красного Креста. За памятником - Большой театр (Grand Théâtre de Genève).
Новая площадь. Памятник генералу Дюфуру, одному из основателей Международной организации Красного Креста. За памятником - Большой театр (Grand Théâtre de Genève).
Новая площадь.
Новая площадь.
Новая Площадь. Здание Консерватории.
Новая Площадь. Здание Консерватории.
С Новой площади открывается вход в Парк бастионов.
С Новой площади открывается вход в Парк бастионов.
Через парк тянется 90-метровая Стена Реформации  - монумент сооруженный в 1917 г. в честь четырех женевских реформаторов: Жана Кальвина, Джона Нокса, Теодора де Безе и Гийома Фареля.  Главный в этом ряду, конечно, Кальвин. В 1536 г., когда он проездом случайно оказался в Женеве, здесь царил полный религиозный и политический хаос. Гийом Фарель уговорил его остаться для просвещения сограждан. Но когда горожане почувствовали  жесткую руку Кальвина, они возмутились. В 1538 г. обоих проповедников выставили из города. Эта неудача не обескуражила Кальвина. «Если бы мы служили людям, - сказал он, - то были бы плохо вознаграждены, но мы служили Богу, и награда от нас не уйдет». И в самом деле, вскоре выяснилось,  что женевцам без него не обойтись. В 1541 г. Кальвин вернулся как триумфатор и после этого твердо правил Женевой вплоть до самой смерти. Шумный и веселый прежде город превратился при нем в образцовую протестантскую республику. Здесь забыли о праздности и развлечениях. Их сменили молитвы и неустанный труд. Католики не смели даже носа сюда показать. Однако в наше время все изменилось. Общий упадок религиозности, начавшийся в XIX в., коснулся, как ни странно, прежде всего кальвинистской церкви. Католическая между тем сохранила своих последователей. Можно сказать, в последние полтора века в Швейцарии произошла тихая, ползучая Контрреформация. С немалым удивлением я узнал, что более 40 процентов верующих жителей Женевы являются сейчас католиками. И это в городе Кальвина! Слыша об этом, отцы-основатели протестантской республики, наверно, переворачиваются в своих гробах.
Через парк тянется 90-метровая Стена Реформации - монумент сооруженный в 1917 г. в честь четырех женевских реформаторов: Жана Кальвина, Джона Нокса, Теодора де Безе и Гийома Фареля. Главный в этом ряду, конечно, Кальвин. В 1536 г., когда он проездом случайно оказался в Женеве, здесь царил полный религиозный и политический хаос. Гийом Фарель уговорил его остаться для просвещения сограждан. Но когда горожане почувствовали жесткую руку Кальвина, они возмутились. В 1538 г. обоих проповедников выставили из города. Эта неудача не обескуражила Кальвина. «Если бы мы служили людям, - сказал он, - то были бы плохо вознаграждены, но мы служили Богу, и награда от нас не уйдет». И в самом деле, вскоре выяснилось, что женевцам без него не обойтись. В 1541 г. Кальвин вернулся как триумфатор и после этого твердо правил Женевой вплоть до самой смерти. Шумный и веселый прежде город превратился при нем в образцовую протестантскую республику. Здесь забыли о праздности и развлечениях. Их сменили молитвы и неустанный труд. Католики не смели даже носа сюда показать. Однако в наше время все изменилось. Общий упадок религиозности, начавшийся в XIX в., коснулся, как ни странно, прежде всего кальвинистской церкви. Католическая между тем сохранила своих последователей. Можно сказать, в последние полтора века в Швейцарии произошла тихая, ползучая Контрреформация. С немалым удивлением я узнал, что более 40 процентов верующих жителей Женевы являются сейчас католиками. И это в городе Кальвина! Слыша об этом, отцы-основатели протестантской республики, наверно, переворачиваются в своих гробах.
На Стене представлены и другие лидеры Реформации. Адмирал Колиньи, один из вождей французских кальвинистов (гугенотов). Был убит в Париже во время Варфоломеевской ночи.
На Стене представлены и другие лидеры Реформации. Адмирал Колиньи, один из вождей французских кальвинистов (гугенотов). Был убит в Париже во время Варфоломеевской ночи.
Парк бастионов  был разбит на месте старых городских укреплений.
Парк бастионов был разбит на месте старых городских укреплений.
Входим в Старый город.
Входим в Старый город.
Как обычно, много флагов.
Как обычно, много флагов.
Здание городского Арсенала.
Здание городского Арсенала.
Старые пушки и мозаичные панно, изображающие наиболее значимые события в истории Женевы. На этом, например, представлен дружеский прием женевцами гугенотов, бежавших от притеснений католиков. Среди них было много искусных ремесленников, в том числе часовщиков.
Старые пушки и мозаичные панно, изображающие наиболее значимые события в истории Женевы. На этом, например, представлен дружеский прием женевцами гугенотов, бежавших от притеснений католиков. Среди них было много искусных ремесленников, в том числе часовщиков.
У собора Святого Петра.
У собора Святого Петра.
В 1536 г. собор стал протестантским, и все его роскошное убранство было уничтожено. О бывшем великолепии можно судить только по капелле Маккавеев.
В 1536 г. собор стал протестантским, и все его роскошное убранство было уничтожено. О бывшем великолепии можно судить только по капелле Маккавеев.
Гуляем по центру Женевы. Главки собора Св. Петра.
Гуляем по центру Женевы. Главки собора Св. Петра.
Вышли из Старого города. Внешне Женева весьма презентабельный и, как говорят, очень удобный для жизни город. Хотя и дороговатый.
Вышли из Старого города. Внешне Женева весьма презентабельный и, как говорят, очень удобный для жизни город. Хотя и дороговатый.
Женевское озеро и Же д’О. Во многих путеводителях этот стометровый фонтан на полном серьезе представляется как "визитная карточка Женевы". На мой взгляд, это явно говорит о том, что с настоящими достопримечательностями здесь все-таки напряг.
Женевское озеро и Же д’О. Во многих путеводителях этот стометровый фонтан на полном серьезе представляется как "визитная карточка Женевы". На мой взгляд, это явно говорит о том, что с настоящими достопримечательностями здесь все-таки напряг.
Набережная Роны. Памятник объединению Швейцарии - республика Женева и королева Гельвеция (так именуют Швейцарию сами швейцарцы, и не только метафорически, но и вполне себе официально). Самостоятельным полноправным кантоном Женева стала лишь после Наполеоновских войн с подачи Венского конгресса.
Набережная Роны. Памятник объединению Швейцарии - республика Женева и королева Гельвеция (так именуют Швейцарию сами швейцарцы, и не только метафорически, но и вполне себе официально). Самостоятельным полноправным кантоном Женева стала лишь после Наполеоновских войн с подачи Венского конгресса.
Набережная Роны.
Набережная Роны.
Остров Руссо.
Остров Руссо.
По-моему, из всей группы только мы с папой дошли до памятника Руссо. Но я должен был здесь побывать. Все-таки Руссо для меня не пустой звук. Еще с тех пор как студентом я одолел его толстенную "Новую Элоизу" (невероятно занудный и растянутый роман) и с удивлением обнаружил, что он изменил мой взгляд на некоторые важные вещи, особенно в отношениях между людьми. После был "Эмиль" и гениальная "Исповедь"... Так что мой визит на остров стал своего рода паломничеством. Однако, постояв пять минут возле памятника великому женевцу, я понял, что ничего меня больше в этом городе не удерживает.
По-моему, из всей группы только мы с папой дошли до памятника Руссо. Но я должен был здесь побывать. Все-таки Руссо для меня не пустой звук. Еще с тех пор как студентом я одолел его толстенную "Новую Элоизу" (невероятно занудный и растянутый роман) и с удивлением обнаружил, что он изменил мой взгляд на некоторые важные вещи, особенно в отношениях между людьми. После был "Эмиль" и гениальная "Исповедь"... Так что мой визит на остров стал своего рода паломничеством. Однако, постояв пять минут возле памятника великому женевцу, я понял, что ничего меня больше в этом городе не удерживает.
Комментарии к альбому