Турист Константин (vladkonst)
Константин
был 1 декабря 21:45
Фотоальбом

Ущелье Илингас на Крите

6 8
Крит — Греция Октябрь 2014

Ущелье Илингас редко посещается туристам. В отличие от знаменитого Самарийского ущелья, а также менее известного, но все же популярного ущелья Имбрас, оно не попало в путеводители по Криту. Главная причина этому — удаленность и труднодоступность, а также отсутствие всякой инфраструктуры — дорожек, лавочек, указателей, киосков и т. п. Однако дикость упомянутого места и отсутствие здесь толп туристов можно посчитать так же и за достоинство. По крайней мере, в наших глазах именно так и было. Мы четыре раза проводили отпуск в Сфакии, но так и не собрались съездить к Самарийскому ущелью. Но когда появилась возможность увидеть Илингас, сразу согласились. Все мероприятие делилось на три части. Первая — дорога к ущелью. Она носила название «джип-сафари». Вторая — пешеходный поход по дну ущелья в сторону моря. Третья — обед в большом горном селе Анополи. Считая нас, набралось еще четыре пары желающих, так что вместе с гидом получилось девять человек. У меня имелись некоторые сомнения насчет машины, в которой можно было бы всех нас разместить, но они рассеялись, как только мы оказались на стоянке. Неподалеку от ворот отеля дожидался здоровенный черный «RoadRanger» (с кузовом и четырехместной кабиной). Конечно же, он не был изначально предназначен для перевозки людей. Однако хозяин машины легко вышел из положения, установив вдоль бортов две скамьи, сваренные из алюминиевого бокса. Сверху на деревянные сидения для мягкости уложили листы голубого полистирола. Высокие спинки скамеек выполняли одновременно роль ограждений. Сомневаюсь, что в России можно было бы получить разрешение на эксплуатацию подобного экипажа, но здесь на Крите это, похоже, никого не смущало.

Вырулив на шоссе, шофер сразу дал газ. Хора Сфакион остался позади. Наш «Ranger» с ревом взвинчивался вверх по горному серпантину, с каждым витком поднимаясь все выше и выше по склону Белых гор…
Вырулив на шоссе, шофер сразу дал газ. Хора Сфакион остался позади. Наш «Ranger» с ревом взвинчивался вверх по горному серпантину, с каждым витком поднимаясь все выше и выше по склону Белых гор…
Дух захватывало от высоты, скорости, ветра, солнца, моря и суровых  гор.
Дух захватывало от высоты, скорости, ветра, солнца, моря и суровых гор.
За перевалом открылась узкая долина.
За перевалом открылась узкая долина.
Не останавливаясь, мы миновали горную деревню Анополи, куда должны были вернуться по окончании похода на обед..
Не останавливаясь, мы миновали горную деревню Анополи, куда должны были вернуться по окончании похода на обед..
Путь наш лежал к следующему перевалу.
Путь наш лежал к следующему перевалу.
На высоте горы не казались уже такими безжизненными, как прежде. Появились деревья. Можно даже сказать, что мы оказались в лесу.
На высоте горы не казались уже такими безжизненными, как прежде. Появились деревья. Можно даже сказать, что мы оказались в лесу.
Асфальт между тем кончился, и наш «Ranger», почти не сбавляя скорости, мчался прямо по проселку.
Асфальт между тем кончился, и наш «Ranger», почти не сбавляя скорости, мчался прямо по проселку.
Машина стала взбираться на очередной перевал. Когда подъем кончился, показалась поросшая редким леском равнина.
Машина стала взбираться на очередной перевал. Когда подъем кончился, показалась поросшая редким леском равнина.
Замелькали покрытые валунами  склоны. Временами казалось, что мы едем по лесу.
Замелькали покрытые валунами склоны. Временами казалось, что мы едем по лесу.
Потом на смену лесу приходила полупустыня.
Потом на смену лесу приходила полупустыня.
И ни одной живой души вокруг. Только флегматичные козы, на минуту оторвавшись от своих колючек, поднимали головы и с удивлением провожали взглядом наш джип.
И ни одной живой души вокруг. Только флегматичные козы, на минуту оторвавшись от своих колючек, поднимали головы и с удивлением провожали взглядом наш джип.
Но вот  джип остановился.
Но вот джип остановился.
Впереди лежало ущелье Илингас – конечная цель сафари. Наши спутники (среди них не было ни одного русского) извлекли из рюкзаков телескопические тросточки с альпенштоками, развинтили их и стали походить на заправских альпинистов. Глядя на это преображение, мы  почувствовали себя беспросветными дилетантами, этакими легкомысленными франтами, которые отправились в "серьезный  горный поход" как на загородную прогулку.
Впереди лежало ущелье Илингас – конечная цель сафари. Наши спутники (среди них не было ни одного русского) извлекли из рюкзаков телескопические тросточки с альпенштоками, развинтили их и стали походить на заправских альпинистов. Глядя на это преображение, мы почувствовали себя беспросветными дилетантами, этакими легкомысленными франтами, которые отправились в "серьезный горный поход" как на загородную прогулку.
Увидев, что все готовы, наш гид пригласила следовать за собой и стала осторожно спускаться вниз по склону.
Увидев, что все готовы, наш гид пригласила следовать за собой и стала осторожно спускаться вниз по склону.
Тропа, впрочем, оказалась достаточно пологой. Так что мы легко обошлись без альпенштоков.
Тропа, впрочем, оказалась достаточно пологой. Так что мы легко обошлись без альпенштоков.
Постепенно открывался вид на темное дно ущелья, до которого пока что не доставали лучи утреннего солнца.
Постепенно открывался вид на темное дно ущелья, до которого пока что не доставали лучи утреннего солнца.
Но самое удивительное состояло в том, что мы шли по настоящему лесу. Редкая картина для Южного Крита!
Но самое удивительное состояло в том, что мы шли по настоящему лесу. Редкая картина для Южного Крита!
И вот наш маленький отряд внизу. Дно ущелья усыпано камнями. Очевидно, что весной здесь стремительно несется поток талых и дождевых вод.
И вот наш маленький отряд внизу. Дно ущелья усыпано камнями. Очевидно, что весной здесь стремительно несется поток талых и дождевых вод.
Здесь же построена маленькая церквушка.
Здесь же построена маленькая церквушка.
Осмотрев её, мы двинулись дальше.
Осмотрев её, мы двинулись дальше.
Идти было легко, хотя дно пересохшего потока и нельзя назвать полноценной тропой. Порою нога скользила по влажным,  гладким камням.
Идти было легко, хотя дно пересохшего потока и нельзя назвать полноценной тропой. Порою нога скользила по влажным, гладким камням.
Попадались и завалы, через которые приходилось перелезать, прибегая к помощи рук.
Попадались и завалы, через которые приходилось перелезать, прибегая к помощи рук.
В первый час нас окружало нагромождения серых, угловатых камней.  Было заметно прохладнее, чем на побережье.
В первый час нас окружало нагромождения серых, угловатых камней. Было заметно прохладнее, чем на побережье.
Но солнце поднималось, и постепенно его лучи залили дно и склоны ущелья.
Но солнце поднималось, и постепенно его лучи залили дно и склоны ущелья.
Наш гид то и дело привлекала  внимание к какой-нибудь местной достопримечательности. Так она остановилась возле нескольких рассеченных глубокими трещинами сухих стволов и объяснила, что это работа термитов.
Наш гид то и дело привлекала внимание к какой-нибудь местной достопримечательности. Так она остановилась возле нескольких рассеченных глубокими трещинами сухих стволов и объяснила, что это работа термитов.
Потом указала на вершину ущелья, где некоторые из деревьев, сорванные со своих мест ветрами и талыми водами, продолжали расти ветвями вниз, зацепившись корнями за отвесную каменную стену. Я, впрочем, не очень этому удивился, поскольку буквально на каждом шагу можно было наблюдать, как цепко и агрессивно утверждала себя жизнь на этих казалось бы, совершенно бесплодных склонах. Даже небольшие деревца имели здесь мощные корни, прораставшие сквозь самые незначительные расщелины, раздвигавшие и ломавшие каменные породы.
Потом указала на вершину ущелья, где некоторые из деревьев, сорванные со своих мест ветрами и талыми водами, продолжали расти ветвями вниз, зацепившись корнями за отвесную каменную стену. Я, впрочем, не очень этому удивился, поскольку буквально на каждом шагу можно было наблюдать, как цепко и агрессивно утверждала себя жизнь на этих казалось бы, совершенно бесплодных склонах. Даже небольшие деревца имели здесь мощные корни, прораставшие сквозь самые незначительные расщелины, раздвигавшие и ломавшие каменные породы.
 Когда мы приблизились к равнине, склон  сделался более пологим, а стены ущелья заметно раздвинулись и понизились. Теперь это было уже не ущелье, а скорее глубокий овраг.
Когда мы приблизились к равнине, склон сделался более пологим, а стены ущелья заметно раздвинулись и понизились. Теперь это было уже не ущелье, а скорее глубокий овраг.
Хотя стоял октябрь, солнце припекало вовсю. Приятная прохлада, окружавшая нас во время спуска, развеялась без следа. Крутой подъем давался нелегко, и пот уже начал заливать нам глаза, когда за очередным витком серпантина мы увидели наш  «RoadRanger».  Вторая часть  похода завершилась. Пришла пора третьей…
Хотя стоял октябрь, солнце припекало вовсю. Приятная прохлада, окружавшая нас во время спуска, развеялась без следа. Крутой подъем давался нелегко, и пот уже начал заливать нам глаза, когда за очередным витком серпантина мы увидели наш «RoadRanger». Вторая часть похода завершилась. Пришла пора третьей…
Комментарии к альбому