Турист Константин (vladkonst)
Константин
был 1 декабря 21:45

Деревня-призрак Арадена на острове Крит в 15 км от Хора Сфакиона место весьма примечательное, овеянное легендами. Мы побывали здесь 19 июня 2016 г. во время очередного отдыха в Сфакии, привлеченные рассказами о некогда сущевоствавшем на этом месте древнем финикийском городе Арадине. В XIV в., при венецианцах Арадена была многолюдным богатым селением. Но, разумеется, никаких следов древнего города или средневекового села мы по приезде не обнаружили. Сейчас Арадену чаще всего вспоминают в связи с событиями 1947 г., когда между двумя местными семействами на почве кровной мести разгорелась жестокая борьба. Пишут, что в безжалостной вендетте было истреблено почти все мужское население. Оставшиеся в живых бежали с насиженных мест и навсегда покинули родину. В течение нескольких десятилетий деревня оставалась заброшенной. Только в конце ХХ века тут стали вновь селиться люди.

В Арадену едут ради старых развалин, византийской церкви XIV в. и романтической ауры. Но самое неизгладимое впечатление оставляет знаменитое Араденское ущелье и переброшенный через него Мост Вардиноянни.
В Арадену едут ради старых развалин, византийской церкви XIV в. и романтической ауры. Но самое неизгладимое впечатление оставляет знаменитое Араденское ущелье и переброшенный через него Мост Вардиноянни.
На протяжении многих столетий Арадена  была отрезана  от "большой земли".  По пути в деревню приходилось спускаться на дно ущелья, а потом карабкаться вверх по крутым склонам, что было сопряжено с немалыми усилиями и опасностями.
На протяжении многих столетий Арадена была отрезана от "большой земли". По пути в деревню приходилось спускаться на дно ущелья, а потом карабкаться вверх по крутым склонам, что было сопряжено с немалыми усилиями и опасностями.
Только в 1986 г. братья Вардинояннисы из горной деревни Агиос Иоанннис построили за свой счет этот мост.
Только в 1986 г. братья Вардинояннисы из горной деревни Агиос Иоанннис построили за свой счет этот мост.
 По мосту ходят пешеходы и ездят машины. И поскольку сквозь щели видно дно ущелья,  переправу не назовешь заурядным делом.
По мосту ходят пешеходы и ездят машины. И поскольку сквозь щели видно дно ущелья, переправу не назовешь заурядным делом.
На мосту имеется площадка для любителей банджи-джампинга (по-русски, прыжков с "тарзанкой"). Внушительная глубина ущелья (138 м)  гарантирует полную безопасность. Как говорится, "приезжайте к нам с детьми". И плата за удовольствие просто смешная - 20 евро или что-то вроде этого.
На мосту имеется площадка для любителей банджи-джампинга (по-русски, прыжков с "тарзанкой"). Внушительная глубина ущелья (138 м) гарантирует полную безопасность. Как говорится, "приезжайте к нам с детьми". И плата за удовольствие просто смешная - 20 евро или что-то вроде этого.
К сожалению, фотографии не передают и десятой части тех  ощущений, которые испытываешь, когда заглядываешь за край моста.
К сожалению, фотографии не передают и десятой части тех ощущений, которые испытываешь, когда заглядываешь за край моста.
Руины деревни наводят на грустные размышления.
Руины деревни наводят на грустные размышления.
Здесь действительно нет ни души. Только иногда наталкиваешься на коз.
Здесь действительно нет ни души. Только иногда наталкиваешься на коз.
Звон их колокольчиков - единственный звук в этом пустынном, покинутом месте.
Звон их колокольчиков - единственный звук в этом пустынном, покинутом месте.
Местные жители были суровыми, свободолюбивыми горцами. Они принимали участие во всех антитурецких восстаниях островитян. И за это им порой сильно доставалось от завоевателей. Но деревня каждый раз возрождалась. И погибла она только тогда, когда вражда проникла внутрь нее.
Местные жители были суровыми, свободолюбивыми горцами. Они принимали участие во всех антитурецких восстаниях островитян. И за это им порой сильно доставалось от завоевателей. Но деревня каждый раз возрождалась. И погибла она только тогда, когда вражда проникла внутрь нее.
В окружающем ландшафте есть что-то тревожное, неспокойное.
В окружающем ландшафте есть что-то тревожное, неспокойное.
Впрочем, среди олив кое-где виднеются новые крыши. После строительства моста люди стали возвращаться в заброшенную деревню. Будем надеяться, что она возродиться.
Впрочем, среди олив кое-где виднеются новые крыши. После строительства моста люди стали возвращаться в заброшенную деревню. Будем надеяться, что она возродиться.
Недавно восстановленная церковь Архангела Михаила.
Недавно восстановленная церковь Архангела Михаила.
Комментарии к альбому